July 21st, 2007

(no subject)

Шуршит во тьме садовый обруч. Кем

Я стал в тот миг когда, дрожа, восстала

Рассветная звезда на облучке

Кареты Ленинградского вокзала?

 

А над Москвой Медведицы парят

И тонкий пар спускается на крыши

Не прозвучал, какую ночь подряд,

Причастный мраку, звучный шепот свыше,

 

И вечный зверь не дышит на семи

Земных холмах, набросанных горстями

Сошли стада газелей Низами

В долину грёз. Столичными гостями

 

Негуст бульвар от самых ранних пор

На детской коже утренней дремоты,

Гремят ключи. Окончен разговор

Устали парки и клубок размотан.

Новая редакция старого стишка

Вокзал без башенных часов
Не наблюдает
Разбег созвездья Гончих псов
И морок мая,

Огни, застрявшие во рту
Ворот и просто
двоих, глядящих в пустоту
Из девяностых.

Где пахнет липовый фасад
Москвы старинной
Сухим бетоном. Голосят
О жизни длинной

Кукушки тронутых авто
Ночной парковки,
А небо держит решето
Наизготовку

И двое, пьяные слегка,
Выходят к свету,
Туда, где тени мотылька
Пророчат лето,

Туда, где смоет весь уют
Как с неба брызнет.
Ведь даже кесарей секут
В начале жизни.