February 9th, 2011

Турецкий порядок в Каменце

Турки, захватив город, представляли собой лишь военный стан, который не мог колонизировать захваченную территорию. Тяжело было турецкой власти переселить турок с берегов Босфора на подольские земли. Однако, турки хотели любой ценой удержаться на Подолье, поэтому энергично начали искать желающих, кто бы согласился за определённые вольности пойти в подданство к султану. С польским людом не было даже разговора, поскольку поляки сразу переселились во внутренние польские воеводства. Украинцы сочувствовали гетману Дорошенке (военный правитель Правобережной Украйны, при котором турки и татары совершенно её опустошили) и слишком сильно мечтали о воле для того, чтобы покориться власти пришельцев. Поэтому они, не покидая Подолья, переселились подальше от турецких властей в степи и леса.
Населенными в то время были лишь города Каменец, Могилёв-Подольский, Меджибож, Ягельница, Рашков и Шаргород. Население этих городов состояло в основном из армянских переселенцев. Каменецкие армяне сильно удивились, когда Галиль-паша позвал их к себе и заявил, что султан гарантирует им благосклонность и безопастность, разрешает заниматься торговлей и обещает не касаться привилегий, полученных ими от Польского правительства. Турки, говорил губернатор, воюют только с Польшей, поэтому деятельность польского городского войта прекращена, а магистраты арменский и русский будут без изменений проводить свою работу в Каменце.
Просьба разрешить армянам свободно проводить богослужения была ограничена условием снять колокола с храмов. Мотивировалось это тем, что правоверные не могут переносить звона, поскольку он, по их верованиям, пугает и разгоняет души умерших мусульман, летающих в воздухе над своими братьями.
Запрет пользоваться колоколами при богослужении насторожила армян. Армяне разделились на два лагеря: большинство, которое недавно приняло унию (1666 г.), проявило фанатичность и не согласилось с турецкими требованиями. Меньшая часть, которая унию не приняла, согласилась на отказ от пользования колоколами при богослужении, чтобы получить от турецкой власти права гражданства. Эта часть армян, которая осталась верной своим старым верованиям, и вынесла на себе всю тяжесть турецкой неволи.
Наступила осень 1673 г., и цены на хлеб в Каменце начали резко расти. Восьмушка зернового хлеба продавалась за 10 левов (лев - турецкая монета - 10 коп.), маленькая вязка топлива за 2 лева. Нехватало помещений для огромного гарнизона - по сто человек теснилось в одном домике. В таких условиях турки начали посягать на собственность армян, на их привилегии, собственность, дома. Армяне обратились к Галиль-паше, но тот был занят укреплением крепости. Вся главная площадь города была завалена амуницией, в подворьях мирных жителей было оставлено оружие. Присланные в Каменец турецким правительством французские инженеры начали бесцеремонно распоряжаться в городе. Турки стали обвинять армян в отношениях с Польшей, за что выгнали их из деревянных домов, которые разобрали на дрова в суровый январь 1674 г. У армян оставалась до того времени привилегия - вести торговлю разными напитками, позже и это им было запрещено из-за того, что двое янычар, напившись, убили друг друга кинжалами.
Турки продолжали наступление на армянские "вольности". При армянской церкви жили монашки-девственницы. Галиль-паша запретил им появляться на улицах города, а через некоторое время приказал армянскому священнику Матарию распустить монастырь, поскольку христианство запрещает содержать гарем, но если священник примет мусульманство, за ним будет признано такое право. На протесты священника, что монашки - не его жены, паша не обращал внимания. Такой наруги монашки не смогли стерпеть, и приняли решение покинуть город. За 1500 левов Галиль-паша дал армянам охрану и несколько десятков верблюдов, которые не могли перенести подольский климат, и караван армян в 600 человек отправился на юг.
В 1688 году монахи тринитарского ордена прибыли в Каменец для выкупа пленных армян, русских и поляков. 2 февраля монахи в сопровождении одного турка пошли в разные дома, где содержали пленных. Турецкие торговцы держали сначала высокие цены. Наиболее ценились молодые женщины - за них требовали 1000 злотых, за мужчин хотели 800 злотых, старцев - 300 злотых, пожилых женщин продавали за 200 злотых. Монахи имели всего 4 тысячи злотых, поэтому им едва хватило на выкуп восьми пленных. Участники этих событий рассказывали, что Каменец представляет собой ужасную картину. Если крепость содержалась в надлежащем состоянии, то собственно город представлял собой сплошные руины. На польской торговой площади стоял караван-сарай. Улицы не были мощены более 15 лет, а четыре христианских храма превращены в мечети. В Францисканском монастыре и церкви Св. Екатерины был устроен склад военного имущества. Огромный монастырь иезуитов, превращён в конюшню, где содержались около 20 верблюдов и несколько коней. Турки отстроили лишь одно сооружение - мечеть возле Польских ворот.
http://www.forest.ru/tovtry/ru/history/statti/tureckij_porjadok_u_kamjanci.html

Русский магазин

В городе Малаховка был незадолго до болезни. Посетил кладбище, был у родственников жены и знакомых. Потом пошли в магазин за водкой и закуской. В магазине работают русские - малаховчане (или малаховцы, уж не знаю, как жители этого русского-еврейского городка называются по-правильному). Это семья открыла магазинчик ещё в перестройку, и работают там родственники, уже следующее поколение. Магазин надстроен кирпичным вторым этажом, хотя первоначально, как рассказали, он функционировал в деревянном довоенном домике. Вокруг посажен дикий виноград, сделан пруд с мостками, стоят герани в горшках.
Магазин крупный, ассортимент неотличим от московского. Внутри - девушки в полузабытых бумажных коронах отпускают товары. Вежливо. Внутри изумительная чистота. Какая-то паранормальная вежливость. Со всеми входящими здороваются. Я брал запивку, и мне не показалось холодной бутылка Айрн-брю. Мне несколько раз меняли бутылки. Беспрекословно. Вторая продавщица подошла к первой, и они стали обсуждать, какая из бутылок будет прохладнее.
Они УЛЫБАЛИСЬ!
Что это было, думал я, выходя с покупками. Провинциальная неиспорченность? Но какая ж это провинция? Тут городские телефоны у всех - московские.
Когда говорят, что азербайджанцы в Москве торгуют только потому, что русские не умеют и не хотят, то я этому не верю. Это просто монополия, достигнутая путём взяток на самом верху. Русским попросту не дали.
Захожу в "Русский квас - 24 часа". Москва. Гнилой грязный пол. Зловоние. Абсолютно ночлежное, хитровское. Прёт немытым телом и мочёй. За прилавком - киргизка, выглядящая так, будто её искусал рой пчёл. Притом на лице её можно таки заметить смесь уныния и презрения ко всем входящим. В углу на стуле дремлет азербут - хозяин. Все - в верхней одежде, потому что холодно. В морозильной витрине - чудовищные сэндвичи, "тан-айран" окаменевший хлеб на полке, и "липёшка". Пиво в холодильниках, соки.
Киргизка русскую речь усвоила херово, но так впитала в себя хамство, что впору заметить - народ этот наблюдателен и переимчив.
А уж магазин на Дубровке, который окрестили "Ваххабитским"! О, это песня отдельная.
Я покупал там соки, когда жена лежала в больнице.
В магазине сидят абсолютно дикие, неиспорченные никакой культурой уроженцы азербайджанской степи. Работают ещё  среднеазиаты неизвестного мне рода-племени – в качестве подсобных рабочих. Все – в чаплажках, то есть в мусульманских ярмолочках, украшенных бисером. С покупателями – только на ты, и только хамским образом, и никак иначе. Работников в магазине много – кажется, что и половины хватило бы для всех работ. Незанятые ничем господа гасарбайтеры стоят в проходах и в дверях, почёсывая яйца или ковыряя носы, причём входящим покупателям нужно их огибать, и разглядывают женщин. Орёт музыка - даже я такой не знаю - смесь азиатского горлового пения со звуками пробуждающегос слоновника, причём во всю мощь.
Всё это пронизано таким скотством, что для полной картины не хватает лишь турецкого туалета с набором галош и кувшинов для мытья задницы прямо посреди зала.

Кто после этого будет говорить о нетерпимости русских?
Думаю, терпимость этих русских - просто редчайшее явление природы.

Сатановский про Обаму, Египет и т.д.

Сегодня Барак Хусейнович Обама и госпожа Клинтон собственными руками душат Израиль, пытаясь зомбировать, потому что этого покойника оживить-то нельзя, а зомбировать можно, палестинскую государственность. Мало им Хамаса в Газе, сейчас Хамас, а, может, и что-то похуже будет и на западном берегу, где власть абсолютно теряет. Сегодня они же сдали вполне устойчивого партнера в Тунисе, который боролся, надо сказать, с исламистами замечательно, и в Тунис возвращаются эмигранты из Европы восстанавливать там запрещенные исламистские ячейки. Сегодня они фактически собственными руками похоронили возможность Мубарака как-то устоять.

— А у них была возможность вести себя иначе? Они могли существенный вклад внести в иное развитие событий в Египте? Какими рычагами?

— У них — нет, потому что это не лечится. Я довольно часто говорю это по американскому радио, поэтому чего уж там нашему-то. Барак Обама — это мертвая рука Михаила Суслова, это антиимпериалистический проект Советского Союза на встречах, финансировавшихся идеологическим отделом ЦК КПСС, где встретились его папа и мама. Это действительно так. Я, к сожалению…

— Вы не шутите?

— Я абсолютно не шучу. В 60-е годы белые девушки от африканцев из Кении, даже из племени Южные Луо, детей не рожали. Это вот наша антиимпериалистическая тусовка, и нет уже Советского Союза и Суслова, а Обама — президент США. Я знаю его окружение: троцкисты, анархисты, анархо-синдикалисты из очень богатых семей, кончившие Гарвард. У этих людей…

— Вот это точно не лечится, это правда.

— …у этих людей… Да это так. Некоторые из этих людей прошли через Палестину, через Израиль в Америку, но они богатые люди, а теория осталась, и они реализуют вот эту теорию. Ну так и Октябрьскую революцию богатые люди финансировали. Они искренне думали, что будет, как они устроят. И сегодня вот эта теоретическая демократия, идея о том, что надо это поддержать, да пусть эта лодка раскачается, а лодка берет и опрокидывается. И там же не только Обама, не только Соединенные Штаты, европейцы, антиглобалисты, замечательные, добрые, с хорошими намерениями правозащитники, которыми дорога в ад вымощена, потому что это как с Китаем на площади Тяньанмень.
http://www.expert.ru/2011/02/3/sovet-kota-leopolda/

Взято тут: http://guralyuk.livejournal.com/1671636.html

Сатановский интересный дядька - не в первый раз он говорит неполиткорректные вещи. Не боится, что ли?