October 1st, 2011

О Панине и его статье в Литературке (много букав)

Игоря Панина знаю давно. Пили с ним неоднократно. Он из Тбилиси, я из Баку. Среди московских москвичей - это сближает. Он, возможно, относится к патриотическому крылу современных авторов. Я, в общем, сионист, чего не скрывал ни разу. А чего тут скрывать?
Панин жил на чужбине, приехал на родину.
Мы говорили об этом с ним. Он русский, и Грузия "извергла его из себя". В период националистического психоза. Да что там Панин? Всех абхазов вместе с Абхазией, и большинство осетин с Осетией в ту пору вынесло из республики. Хотя грузины мне симпатичны больше многих, и я часто там раньше бывал, но из песни слов не выкинешь. Грузии желаю счастья и процветания, и особенно - излечения от всех последствий той эпохи, но ведь даже сам Б-г не может сделать случившееся - никогда не бывшим.
Опять же, есть и абсолютно огрузиненные русские. Давид Соколов, например. Телеведущий.
Есть и те русские, в России, причём, живущие, которые, душимые ненавистью к "родной" продажной милиции, к невозможности завести тут своё дело, шансону, мату и клопам в провинциальных гостиницах, с ярчайшим чувством Грузию и грузин возлюбили. Эта любовь к стране сациви и цинандали - всего лишь ненависть к родным болотам, данная с другим знаком. Опять же, я о русских графоманах. Об ашкеназских графоманах речь ещё пойдёт отдельно.

Панин стал жить в Москве, потому что не захотел бегать на цыпочках перед титульной нацией страны Святого Георгия. Опять же, великое множество русских - бакинцев, ташкентцев, фрунзенцев, алмаатинцев, и т.д. - уехали в Россию, чтобы не бегать на цыпочках. А кто и остался. Кто и выучил язык (или сразу знал). Всем судья Б-г. Не все люди из-за эфемерного ощущения своей национальности готовы на лишения. А у кого и выбора не было. Потому что националы захватили его квартиру. Потому что грозили убить. Потому что было страшно за дочь (сестру, жену). У меня от одних только бакинцев таких историй вагон наберётся. И от ташкентцев (моя первая жена, давно уже живущая в Израиле, из Ташкента). И т.д. и т.п.

Что до симпатий Панина к ДПНИ, то я и тут могу его понять. Кроме данной организации, о таких, как Панин, никто ни разу слова не сказал. В России. Которая должна, по идее, заботится о "своих". Но куда там.
Я знаю одного бакинца, бывшего спортсмена, Михал Михалыча. Учителя физкультуры в одной школе на Монтина. Я в той школе тренировался - в спортзале груша висела. Сто лет назад это было. Но помню его хорошо. В 1991 году он вышел из дома. Оказался в больнице. Как, почему - было неясно. Вроде упал. Выписали, вернулся - на двери новый замок. Позвонил, открыла дверь азербайджанка. По русски не говорит. Вышел потом мужчина, наставил на Михал Михалыча автомат. Не пустили его в собственный дом, короче.
Он в Россию приехал. Без вещей, занял денег на билет у моего деда. Никто ему тут угла даже не дал для жизни. Приехал в маленький город, устроился за гроши грузчиком. А он, в общем, был мужчина одинокий, и в Баку любил рюмочку-другую пропустить (сам с ним неоднократно пил, оттого и знаю). И погулять. Особенно в молодости. Жена от него оттого и ушла, ещё до всех событий - она была тоже русская, волейболистка.
"Знаешь, Амирам", - писал он мне - "я вижу - вокруг все русские в основном пьют. А в городе полно азербайджанцев - жирных, наглых, самодовольных. У них лавки, ларьки. Я понимаю, что они говорят между собой, но виду не подаю. И я себе сказал - не, Миша, ты ни разу не выпьешь".
И ни разу не выпил. Он до сих пор живёт в городе N - в серой  хрущёбе, в однокомнатной квартирке. Которую он получил, ухаживая за местным стариком - тот старик умер, а Михал Михалыч унаследовал его дом. Изредка мне пишет. Ему уже под 70 самому. А он, в возрасте под полтинник, грузил на станции, два-три раза в день трусцой бежал домой (город маленький, а Михал Михалыч таки спортсмен) и менял обоссанные простыни чужому старику. И хуй кто о нём позаботился! Хуй! Ни ельцин, ни ходорковский (ашкеназы говорят, великий благодетель земли русской) ни алексий 2-й, ни сорос, ни вася пупкин. О чём я тут?
Ах да, о Панине.

Панину никогда не понять тех людей, о которых он пишет. Например, ту литинститутовскую некрасивую девушку, кропавшую стихирного уровня слабенькие вирши, поменявшую фамилию на грузинскую Георгадзе и умотавшую в Грузию - будучи, кажется, Косоротовой. То ли косоротов с мамой и дочкой не жил, то ли тут вообще какие-то жуткие скелеты в шкафу - ну захотела дамочка стать грузинкой - и стала. Учитывая, что сильные кавказские гены придали ей если не напрямую грузинскую, то, скажем, восточную внешность, фамилия Георгадзе ей шла больше. Всё справедливо - Панин в Москву, Георгадзе - в Тбилиси. Так было нужно для всеобщей гармонии.
Но, потом Георгадзе уезжает в Америку. Ухаживает за кем-то. Сама заболевает. Умирает. Печально.

Что происходит потом? Потом начинается воспевание творчества этой дамы. Кто это делает? Эмигрантские литераторы. Которые все сплошь - бывшие советские ашкеназы.
После распада СССР они стали посредниками между кошельками европейских и американских спонсоров и так называемым читателем. Кто читатель, спросите? Да они сами. Кто критик? Они же. Они решают, кто талантлив и заслуживает, а кто бездарен. Они распоряжаются в современной русской литературе, как факторы - в бессрочно арендованом фольварке. Казалось бы, с учётом того, что великое множество великих писателей - евреи, это самые надёжные руки. Но не тут то было. Среди тех, кто в литературе (и сетелитуре так называемой)  рулит, нет ни одного нового Зингера, ни одного нового Шолом-Алейхема и ни единого Бялика. Это всё бездарности с повадками комсомольских фарцовщиков из украинского приморского городка.
Притом, что пресловутая ашкеназская фабрика гениев никуда не делась! Она себе работает!
Лично мне известны: выдающийся поэт и прозаик М. из Москвы, знакомый узкому кругу на одном сетевом ресурсе, потрясающий поэт П. из Америки, израильтянин Р (вообще из самых-самых любимых авторов). Почему их не печатает Слово Word (вот ебёна мать название, только торгашеские мозги с Привоза могли бы такое название выродить) или какая-нибудь Интерпоэзия (тут вспоминается одно перестроечное кино про нелёгкую блядскую жизнь)?
А всё просто - никто из этих авторов не является сторонником нового коммунизма - Либерализьма. Литературными рупорами которого, в частности, являются эти журнальчики. Или - им просто не до того, или они понимают, что быть сейчас либералом и русофобом - западло, как было для некоторых западло состоять комсомольцем в 80-е.
М., например, вообще всё своё свободное время посвящает изучению Торы. У П. - сложная работа и семья. Р., - не выкладывает новых стихов уже очень и очень давно. Он занят, у него - Родина.

А вот у либералов от литературы родины нет. Им и не нужно. Их родина там, где хорошо. Их родина там, где дают деньги. Они, на всякий случай, хвалят все страны, где дают денег. И Грузию хвалят, там могут дать шашлыка. Да и сациви могут дать. И цинандали, опять-таки, могут налить. А на Россию - валят лепёшки. Потому что за это - тоже дают денег.

Откуда взялась такая, пардон, невъебенная и внезапная любовь этих людей к Грузии? Я изъездил её вдоль и поперёк когда-то, видел все эти древности, и по мере того, как правители этой дивной, действительно, дивной страны, теряли рассудок и погружались в империошовинизм очень мелкого разлива всё больше негодовал. Я рассорился с своей тёткой, которая там до сих пор живёт. Мне не нравится Кокойты очень активно, но мне и Саакашвили не нравится - очень и очень сильно. А вот адепты нового, либералистического обкома, члены Союза Писателей Нового Либерального Совка - с каждым новым ужасным событием всё более и более сильно Грузию "полюбляли". Толкали Грузию в ту яму, из которой её нужно было уводить - вот что они делали.

Помню омерзительно, непристойно бухого Кенжеева, который, пару лет назад, шатаясь и икая, прислонясь к косяку в Чеховской библиотеке вещал: Там всё сожжено напалмом! Сотни тысяч! Убиты! Грузия в огне! И т.д.
Хотелось сказать: Что ты можешь знать, малообразованный, вышедший в тираж бонвиван? Что? Из Главного колбасного обкома велели так говорить?

Нет уж, от Кавказа уберите ваши потные, грязные ручонки - лапайте ими ваших стареющих околопоэтических блядей. Никто ни разу не сказал ни слова о войне в Чечне. Там шашлычками не кормили? Не наливали там? Никто ни слова не сказал о тех сотнях тысяч людей, которые покинули - Баку, Грозный, Ташкент, Фрунзе  и ещё массу городов. Что, правозащитнички, за это не башляли?
Никому из литературных либералов даже сугубо с еврейскими фамилиями в голову не пришло хотя бы пикнуть о судьбе евреев, вышвырнутых из Гуш-Катифа. Не велели? Никому из этих бескорыстных бойцов за бабло и в голову не пришло впрячься за Иерусалим! Страшно?

А вот за за Грузию, за московский гей-парад, за оппозицию в Белоруссии и дальше по списку - за что башляют, то есть - ох, как много сказано!
Им грош цена, этим либеральным голосам. Ещё момент - грош цена тому рифмованному хламу, что они производят и пиарят.
Какгде встречается какая ложь и дрянь - будьте уверены, эта ложь и дрянь явно придётся по вкусу либеральной камарилье. Это касается и прозы тоже.  Опять же, прочёл, плюясь, лживый, тягомотный и уродливый роман Перс иличевского (ведь, как-никак, о моей малой родине, а я бакинец, всёж-таки) - и тут как тут - либерально-ашкеназские квакушки давай хором захваливать это убогое полотно.
Зная силу этой литературной штетлократии, нееврейские графоманы ей машут руками, подают сигналы "возьмите нас, мы хорошие". Хотите, мы про нашу дуру Рашку так скажем? Сяк её пнём? Вы нас только издайте, похвалите только! Мы, это самое, как его, лейбералы, вот!  Это смешно, но принадлежность к народу самой могучей и необоримой традиции на Земле стала пропуском в общечеловеческую литературную благотворительную столовую.
Как прежде выправляли себе фальшивые паспорта, чтобы сдриснуть из Совдепии, так теперь выдумывают себе еврейство, чтобы пролезть в аффтары жюрналоф. Иличевский как-то обмолвился (так и вижу эту круглую жирную ряшку, стыдливо потупившую очи), что он мол, по корням, из "жидовствующих". Браво, блять! Дачка в тарусе рулез!
Вообще, эта тенденция меня стала напрягать. Сколько ж хлама мы таким макаром можем приобрести? Гнать поганой метлой всяких журналистов кузнецовых, голодающих в Израиле - гнать в ряде смыслов!
Израиль - для евреев, и всё нахрен.
А господа жиды из числа детей разных народов - жидовствуйте себе как-нибудь отдельно, и ни евреям, ни русским не ебите мозг.

Если рифмованный хлам разрушает и опошляет язык, то либеральная демагогия делает то же самое со страной. Чем махровей и гаже власти в России, тем ещё стократ зловонней и омерзительней её, России, закордонные критики. Эти две силы друг друга стоят - это борьба унтера Пришибеева и Смердякова, и нет этой борьбе конца. О чём я тут? Г-споди, о Панине.
Вернее, о Георгадзе. Вот ейный вирш:

Я сделаю себя
во многих экземплярах
и каждому из всех
на память
подарю.
Веселых и смешных,
в нарядах и футлярах,
из пуха и пера
я
кукол смастерю.

Я подарю тебе
отглаженную дочку
и подарю тебе

красотку Вивьен Ли.
Веселых и смешных,
в горошек и в цветочек,

чтоб все, когда хотят,
в меня играть могли.

И каждый будет рад,

своею куклой занят.
И не взглянут, когда
я выскользну за дверь.

Не станут вспоминать,
когда меня не станет.
У каждого своя

игрушка есть теперь.

Кто – кормит, кто – рядит,
кто – вешает на
елку,
а кто – поцеловал
и положил в карман.

А было столько лжи,

а было горя столько!
А нужен был один –
единственный обман.


Как, охуенно? Гениально, да? Давайте, Либералманы, Руссофобштейны и Графоманбаумы от русской литературы, хватит ли у вас жопы, как в Баку говорили, тут придти и похвалить эту девачковую дневничковую дрянь? Можете даже прихватить пару либеральных манек и иванушек-дурачков из числа ваших шестёрок.
Это вы можете гоям ссать в уши, а мне вы эту хромую кобылу никогда не продадите. 
Я вам сам что хошь продам.

А это как:
"как собака несется к столбу своего писсуара".

А почему не к писсуару своего столба?

А если сейчас подвалите с криками: "ой, не трожьте покойную" я вас не откладывая пошлю нахуй, потому что покойную как раз трогаете вы - бесстыдно малюя с неё либеральную икону и ещё пытаясь попутно обжулить читателя.
О чём я то бишь? Да о Панине же!

Стой, Панин, насмерть. За тобой наше Слово. Не Слово Word какое нибудь - это у них. А у нас просто Слово. Одно на всех, какой бы мы ни были веры и национальности. Наше Слово.