February 7th, 2012

Что я думаю о Сирии

Американцы нащупали консенсус с суннитами-ваххабитами. Это не вчера случилось, и случилось не внезапно. Клинтоновская жена некоторое время назад сказала, что мол, мы, американцы, не видим врага в радикальном исламе, и готовы сотрудничать, и т.д., но сам консенсус состоялся явно до начала "арбимской весны". Явно, что эта весна - следствие означенного сговора. Главой этих самых самых арабов, несомненно, является Саудия. Но, традиционно не высовываясь, саудиты выставляли вместо себя песчаный бархан, торчащий из Персидского залива, под названием Катар.

На пути образования арабского супергосударства стоят, на данном этапе, две страны - Сирия и Персия.
Основное население Сирии - те же самые арабы-сунниты, необузданная грязная биомасса. Но не они в Сирии у власти. В Сирии правит группа алавитов, которых 6 процентов, на данном этапе алавитская власть опирается на христиан и некоторые другие меньшинства, в частности, на местных шиитов (не алавитов) и черкесов.

Сирия - это мусульманская страна, и если власть там будет потеряна, и перейдёт к суннитам, то, по всем законам, прежняя элита будет попросту перебита. Я совсем не хочу сказать, что мусульманство тому предпосылка, но судьбу, например, иракского королевского дома, перебитого вместе с чадами и домочадцами, или, например, правящей элиты на Занзибаре (подвергнутой геноциду в общем числе 10 000 человек), или судьбу полумиллиона иракских христиан, бежавших из Ирака после свержения Саддама, потому что суннитская чернь мстила им за прежнее высокое положение генерала Азиза, ассирийца - помнят все. Если сунниты придут к власти в Сирии, как того хотят саудовцы, и с ними - желающие приуручить нефтяной арабский зверинец  американцы, то в Сирии будет большая резня.
Христианам-сирийцам достанется больше всех - они неверные, и даже алавиты всегда относились к ним свысока, и только в последние годы, по вынужденным причинам, стали уделять христианам кусок властного пирога. Христиане Сирии побегут в Европу (где уже навалом и зверовидных арабов титульного вероисповедания). Черкесы окажутся в сложном положении, по идее, они могут приехать в КЧР и КБР, но в России, где используя нацистскую пропаганду для смены действующей власти, "оппозиция" очень здорово разогрела атмосферу, приезд значимого количества людей (безусловно, разорённых подчистую, потому как в Сирии будет разгром и арабо-арабский погром) будет использован, как повод для истерической кампании.

Если даже во время войны и резни на территорию Израиля будут пытаться проникнуть какие-нибудь вооружённые группы, это неопасно. Опасно другое. Сразу после смены власти Сирия исчезнет. А вокруг Израиля образуется сплошной суннитский пояс, одна колоссальная ложноножка амёбы под названием Саудия. Последняя, видимо, и будет костяком халифата, о котором столько говорилось, товарищи.

Американцам, по большому счёту, на всё плевать. Они поддерживали Сомосу и Батисту, которые были коррумпированы так, что, по сравнению с ними, доктор Асад - просто Павел Корчагин. Они поддерживали Ельцина в России - смехотворное испитое вороватое чмо, расстрелявшее парламент. Они и саудовский режим, где женщин лупцуют за вождение машины и рубят колдунам головы - жалуют.
Правительство Путина, которое вполне так было выгодно Америке, держа там бешеные нефтяные деньги и поддерживая агрессию против Афганистана, не угодило именно в сирийском вопросе. Более того, фашистов, психов, клоунов и фриков вывели именно американцы, для того, чтобы надавить на Путина, с тем, чтобы он сдал Сирию. Как раз последняя демонстрация "оппозиции" была накануне голосования по Сирии. Путин, почему-то, Сирию не сдаёт. А сдал бы - хозяева шендеровичей шёлкнули бы там пальцами, и всё бы в Москве быстренько успокоилось.

Изъ жiзни А.


Совершенно потрясающий лубок - взят тут http://hitrovka.livejournal.com/628875.html
Всё прекрасно - прекрасен чинный пьяница в цилиндре, который, чтобы напиться вдосталь, отправился к пейсатому еврею-мироеду за ссудой, и черти, и стихи.

Но я узнаю в клеймах эпизоды из жизни нами всеми любимого поэта А.
Картинка: Развратъ и мотовство копитала - наш А. пирует с интеллигентными блудницами (ни за что бы не подумал, глядя на прилично одетых дам). Другая картинка: Ссора прiятелей изъ за вина - наш А. на дне своего рождения бьёт поэта О-ва. На третьей - Раздоръ в семье послѣдствiе пьянства - мы наблюдаем поэта А, показывающего некой бабе, где раки зимуют.
И, наконец, в центральной композиции - Питейнный Домъ = мы наблюдаем нашего любимого А, играющего на гармошке и поющего песню, положенную на собственные вирши.
Ахъ, А., А., какъ же тебя не хватетъ, друга сѣрдечнаго...

О Нодаре, жизни, смерти и Тбилиси

Я, конечно, не жил в Тбилиси, так, как в Баку или в Пятигорске. В Баку я жил всегда, сколько себя помню, в Пятигорске - каждое лето детства, а в Тбилиси мы приезжали в гости. Детская память, как она действует? Вспышка - и улица горбатая, дома, балконы, Мейдан, Авлабарский мост, островерхие церкви, ресторан на горе, фуникулёр, кладбище на горе, Мтацминда, поезд - раз, и всё погасло.
Иногда потом появляется это всё - кусками, внезапно, ниоткуда, на мгновенье. Потом думаешь - где это было, Г-споди, когда это было!

В последний приезд в Тбилиси, уже в зрелом возрасте, меня на улицу не выпускали, так и просидел в доме у родни. Смотрел телевизор, где произносил речи Звиад Гамсахурдиа.

Прошло ещё немало лет, насыщенных всякими событиями. Работал я как-то в музее в Москве. Отчитал лекцию по высшей нервной деятельности, сел за компьютер, своего у меня тогда не было, думал, почитаю что-нибудь интересное, до следующей лекции два часа, отдохнуть бы от коры мозжечка и проприорецептивных зон. Открыл, не помню уж, как я на него вышел, текст, пробегаю глазами, и вижу знакомые слова. Тбилиси, Петхаин, Авлабар. Стал читать с начала.

И тут...

Зашумела вдруг улица, запахло нестерпимо айвой, которую режут дольками на варенье, стало светло, так светло, как бывает тбилисским ранним летом после ночной грозы, незнакомые люди ожили вдруг и заговорили, перебивая друг друга. Дед Меир, каббалист, спустившийся с гор, который, первое, что сделал, так это сразу взял и умер, немедленно став вечным, а потом появился полоумный еврейский старик, который отказался уйти из заоблачного селения вавилонян, потерявшегося в горах Кавказа, и стал бессмертным.
Жизнь, которая упирается сама в себя, потому что продолжения ей нет, как и окончания.
Запах духов и аромат бойни, солёный, как сама соль, плач Йеттима Гюрджи, великого сироты, летящий над самым сладким городом, в каком только я бывал, а значит - над самым сладким городом Земли.

Эти улицы - все они разом вернулись, и церкви, похожие на очинённые карандаши, и базар, в котором запахов всегда на один больше, чем товаров, и дивные эмоциональные люди, неровные, как сам ландшафт Кавказа.
Имена, прозвища, свадьбы, рождения, смерти, бар-мицвы, переезды, сказки, посланья и разочарования.
Мир столь яркий, и переданный с таким поразительным искусством, что после прочтения закрываешь глаза - и темно не делается.

Два часа тогда не прошли - они просто промчались, пора лекцию читать, а я не могу, я смеюсь, а потом плачу, а потом опять смеюсь. Отменил лекцию, сказался больным. Я остался в музее на ночь. Я дочитал до конца. Я был в полнейшем восхищении. Я прочёл имя этого гения, оно мне ничего не говорило.

Нодар Джин.

Потом я достал книгу. Потом я прочитал всё, что только нашёл.
Я понял, что мне нужно с ним связаться. Спросить. Много чего узнать. Легко ли вдруг понять, что ты не один на этом свете, и есть ещё человек, с которым можно перекинуться словами?

Я твёрдо решил написать Нодару письмо. Я даже начал писать, но, как все ленивые люди, не дошёл до середины - проще позвонить ему в Америку, было написано, что он там живёт. А сначала, всё-таки, позвонил в Тбилиси. Родственнице, которая знает о тбилисской интеллигенции всё. И моя двоюродная тётка Медея, очень образованная женщина, считающая себя княжной (несмотря на то, что её дед продавал в Цхинвали кошерное мясо) сказала, что Нодар умер в Америке. Я в отчаянии спросил, может быть, она спутала, что это не тот Нодар, это, несомненно, другой Нодар, мало ди Нодаров в Грузии?
Нет, сказала Медея, этот тот самый Нодар.

Г-споди, подумал я, Г-споди, ведь никто теперь мне не ответит. На мои вопросы. Я теперь читаю его вновь и вновь, и снова плачу, и снова смеюсь.


Этот стих неисчерпаем, потому что он - душа.
Речь поэта стоит много, - жизнь не стоит ни гроша.
Что захочет - то услышит в этой речи человек:
Потому я за стихами коротаю этот век.
Сплетен я из плоти зыбкой, грешен я и уязвим;
Лишь в стихах я - отблеск Божий: негасим, неуловим...

Нодар Яковлевич Джинджихашвили
1947-2002
http://nodardjin.narod.ru/

Децкая литература

14
Е.Д. Марченко - Дверной звездолет
Е.Д. Марченко3 читателя2 рецензиирейтинг 1 из 5











http://www.livelib.ru/selection/6750
И так далее. Не пожалеете. Ссылка от С.С. Арутюнова.

Это мой лидер, мой кумир в любом антисписке. Книга безумна полностью. Пересказать ее     невозможно. Я просто приведу пару цитат, но цитировать ее можно целиком.

"Ты сейчас открываешь самую волшебную из всех книг, потому что она будет о тебе. И главное сейчас - произнести твое имя. Ты уже знаешь, кем ты родился на планете Земля: мальчиком или девочкой? Если ты мальчик, то тебе нужно свое имя записать под радугой. Если ты девочка, то тебе нужно свое имя написать под радиусом".



"Сверху на струе балансируйте.
Упадете вниз - сохраняйте мозг,
Вверху - как солист,
Вниз - как альбатрос.
Ртом придется вниз.
Носом только вверх.
Легкий чудо-бриз
качнет колыбель.
Ни ушей, ни глаз,
все погружено.
От струны приказ,
от стекла - кино".

1 февраля 23:56, Neznat