July 23rd, 2012

Та самая статья для "Однако".

Учитывая мелькающее там ебло Джемаля Говнодара, у этой статьи исчезающее малая вероятность быть опубликованной, оттого и выкладываю тут.

Судя по всему, коллективный Запад и представители салафитского, то есть, того самого радикального ислама нашли друг в друге союзников, в частности, на Ближнем Востоке.
Казалось бы, невозможная комбинация. На первый взгляд, Запад, с его секуляристской и пресловутой правозащитной риторикой ничего общего не может иметь с приверженцами возврата мусульманского мира к идеалам и устройству общины Мухаммеда в Медине. Запад отрицает ныне всякое влияние религии на общество, постулируя светскость, салафиты же всё, что лежит за пределами религии, отбрасывают, Запад призывает к терпимости, салафиты – откровенно нетерпимы, Запад – требует равенства, салафиты утверждают неравенство мусульман и немусульман, женщин и мужчин, и так далее, Запад, во всяком случае, на словах, отрицает насилие, салафиты же насилие приветствуют, полагая его краеугольным камнем своего мировоззрения.
Однако же, не всё так просто.
Мы можем наблюдать, как приверженцы радикального ислама неукоснительно набирают очки по всему мусульманскому миру. Как устоявшиеся режимы, имевшие или подчёркнуто светский, квазиевропейский  характер, как в тех же Египте и Тунисе, или скрыто светский, социалистический, при внешней религиозной атрибутике, как в той же Ливии, рухнули, и на первые позиции стали стремительно выходить приверженцы салафитской модели, те же братья-мусульмане. Как в суннитской версии ислама восторжествовали идеи очищения от всех позднейших ритуалов и обычаев, что привело к умалений суфийских движений. Ислам в Африке вообще принимает характер исключительно нетерпимый, по сути, наблюдается массовый отход целых народов от традиционных версий вероисповедания, тех версий, что за столетия вырабатывались, в том числе, за счёт поиска моделей мирного сосуществования с немусульманскими соседями, например, с эфиопскими христианами, а также за счёт привнесения неарабскими народами в мусульманскую религию своих национальных элементов. Всё это сопровождается обострением отношений между мусульманами и немусульманами, а, проще говоря, террористическим разгулом в Нигерии, Кении, Судане, ряде других стран.
Да что там Африка? В России, на Северном Кавказе и в Поволжье идёт непрекращающаяся борьба между приверженцами классических для регионов вариантов ислама и сторонниками салафитских движений, управляемых из арабских стран Залива. Нельзя тут не отметить, что мусульманский мир стал источником колоссальной дестабилизации и, перефразируя Николая 1-го, назвавшего Османскую империю «больным Европы», стал, своего рода, «больным мира». И отрицать это бессмысленно – отрицание тут удел избранных, штучных слепцов.
Печально то, что в современном мире, который стал сильно взаимосвязан, мусульманские проблемы бьют буквально по всем. Конечно, следовало бы ожидать, что коллективный Запад, который главенствует, после победы над коммунизмом, возьмётся оборонять человечество от угроз, исходящих от исламского мира, в котором идёт нешуточное брожение.
Но что мы видим? Мы видим, что светские режимы исламского мира, неоднократно демонстрировавшие свою лояльность Европе и Америке, рушатся, но на помощь им не приходит никто. Мы видим, что высказывания облечённых властью персон Америки позволяют предполагать – Запад пытается «навести мосты» с радикальными мусульманами.
И события в Сирии нам показывают: между Западом и исламскими радикалами есть тесное и взаимовыгодное сотрудничество.  Что в этот сотрудничестве важно и выгодно для сторонников «чистого ислама»? Ну, конечно, свержение несуннитской верхушки, а также, безусловно, зачистка Сирии от неисламских элементов, для того, чтобы создать условия для присоединения сирийских территорий к блоку стран Залива, которым явно отводится роль остова проектируемой арабо-исламской сверхдержавы.
Что же нужно Западу? Ну, безусловно, Западу понравится изгнание российской базы из сирийского Тартуса, но цель тут явно невелика, не столь уж много хлопот доставляет им эта база. Свержение Асада, который, якобы,  угрожает Израилю и Европе? Смешно, потому как угроза со стороны Дамаска, где мятеж отнимает все силы, практически мизерна.
Западу, как видится, важно просто установить союз с салафитами. Бросить им Сирию, для того, чтобы те почувствовали пользу союза. Запад, со своим изрядным прагматизмом увидел мощную силу, и, добавлю, слепую и весьма управляемую, которую можно приручить, канализировать и использовать в своих целях. Ещё момент - для чего коллективный Запад так пестует группу арабов, известную, как "палестинские беженцы"? Ни анатолийских греков, спасшихся от Смирнской резни, ни западных армян, уцелевших от геноцида 1915 года, ни сирийцев с ассирийцами, бежавших из охваченного террористическим разгулом Ирака в последние годы, беженцами не объявили. Ни хорватских сербов, ни сараевских, ни косовских! Никаких евреев, унесших ноги из исламских стран! Да что там там говорить, никого! Беженцы, признанные Западом, и постоянно им поминаемые, есть только одни, и все эти беженцы - палестинские арабы.  Ну не странно ли? Странно, не будь у Запада строго определённых целей.
А каковы эти цели? Ну, безусловно, это страны, в которых есть солидные мусульманские общины, и которые не являются частью Запада. Это Россия, Китай и Индия.
Пока что крупнейшей проблемой России является перманентный мятеж на Северном Кавказе, перешедший в стадию террористической герильи, подпитываемый, как многократно писалось, из нефтяных стран Аравии. Что же до Китая, то проблема его северо-западной части, населённой мусульманами, давно превзошла тибетскую. Что касается Индии, то это государство, которое медленно, но поступательно развивается, вообще крайне уязвимо в плане исламского фактора. Рано или поздно, но колоссы, такие как Индия и Китай, а также Россия, богатая сырьём, начнут обгонять западные страны, и отрыв и гегемония последних окажутся под большим вопросом.
Не используется ли «дружба» с зелёно-коричневыми пассионариями только лишь для заблаговременного создания тарана против великих стран Азии? Нет ли тут идеи у тех, кто управляет Западом ПО НАСТОЯЩЕМУ,  что «раз Халифат неизбежен, то пусть он будет нам полезен»? И при этом целый ряд стран и народов должен пасть жертвой этого замысла?
По сути же, салафитское мышление неизбежно ведёт к войне, дестабилизации, конфликтам, крушению всего того, что может привести к гражданскому консенсусу.  И уж во всяком случае, в Сирии - точно. События последнего времени об этом говорят. Чего следует ждать? Сначала банда салафитов ворвётся в некий городок и возьмёт его под контроль. Немедленно, видимо, только распечатав письма, пришедшие синхронно, все так называемые мировые СМИ начнут трубить о "гуманитарной катастрофе", "массовых казнях" и т.д. Затем этот "очаг свободы", следуя логике процесса, будет объявлен "неприкосновенным" и находящимся под защитой НАТО, Евросоюза, США или ещё чьей-либо. На следующем этапе этот новый Бенгази будет накачиваться оружием, всевозможные арабские бородачи из всяких йеменов, люди из перенаселённых, нищих стран, радикализм которых и презрение к прогрессу и комфорту - объяснимы, начнут скапливаться там, и это при невозможности властей активно этот очаг санировать, и потом оттуда начнётся наступление на сирийские города. Ваххабитские "демократы" будут истреблять алавитов, с ними и христиан, а мир будет благосклонно наблюдать за этим очередным торжеством права сильного.

Что в данной ситуации следовало бы делать России? Безусловно, вызовы нового времени заслуживают того, чтобы придать им первостепенное значение. Хотелось бы, чтобы страны, такие, как Саудовская Аравия, Катар и Пакистан, не могли активно внедрять свою агентуру среди мусульманского населения России, и в этом задача органов безопасности нашей страны. На Северном Кавказе необходимо всемерно поддерживать т.н. тарикатистов, традиционных мусульман суфийского толка. Сильнейшим средством против обезличивающей, «обарабивающей» психологии салафизма служит развитие всего национального – национальных языков, национальных укладов и особенностей исламского служения. И, безусловно, всеми силами следует помогать умеренным татарским служителям ислама, поскольку те подвергаются бесконечным нападкам.
Когда мы с вами говорим, что татарский ислам терпим и умерен, мы всё-таки понимаем, что так было не всегда. До тех пор, пока татарские муллы получали образование в неподконтрольным тогда русским Хиве и Бухаре, радикализм и в Поволжье имел место быть. До тех пор, пока Екатерина Великая не повелела создать исламское духовное управление в Уфе, и ряд медресе – в том числе, в Оренбурге, так, чтобы татары могли получать духовное образование, не выезжая из страны, и не попадая под контроль антирусских сил на Востоке.
Необходимо, как бы то ни было проблематично, прервать практику получения исламского образования в таких странах, как Саудовская Аравия, Пакистан, Египет и Афганистан. Необходимо тщательно следить за тем, чтобы выходцы из арабских и исламских стран в России не вели салафитской пропаганды, не открывали подпольных мечетей, всех, замеченных за подобным, нужно высылать из страны без права возвращения. Нужно, кроме всего прочего, взять под контроль процессы перехода в ислам среди русского населения, приняв во внимание тот факт, что среди всевозможных боевиков и взрывников немало неофитов, людей, пришедших в ислам не в силу поиска духовности, но в связи со своей априорной установкой на радикализм.
Недопустимо, чтобы исламские праздники в русских городах страны превращались в специфические и зачастую жуткие демонстрации, с прилюдными жертвоприношениями. Необходимо, чтобы возникло однозначное понимание – русский местный закон выше обычаев, как бы они не регламентировались, только потому, что Россия, где проживает некоторое количество мусульман – страна не исламская, а светская.
Это то, что приходит на ум в первую очередь. И, безусловно, всех тех, кто позволяет себе озвучивать в СМИ идеи, радикально-исламские или близкие к радикальным, надлежит, простите, но твёрдой рукой лишать слова. Потому как слово их отзывается кровью. И не следует тут проявлять малодушие. Или же делать вид, что ничего опасного не происходит.
И самое главное – необходимо бороться с тем парализующим, влажным страхом, который вызывают у всех слова «исламский радикализм» и «ваххабизм». Страх, порой, приводит к нелогичным решениям, он вредит, он приводит к исламофобиии, и он то, чего бы хотели добиться эти господа.

Азырбацански патриатицески сабитья

Ну, сначала преамбула. Жила в Грузии армянская художница, Гаяне Хачатурян, писала картины, скончалась несколько лет назад. А один горско-еврейский меценат и собиратель арта, Валерий Ханукаев, устраивает выставки её картин, и всячески популяризирует. Потом Ханукаев и австрийский балетмейстер Михаэль Фихтенбаум задумывают поставить балет в память той художницы, в Австрии, силами труппы Europaballett St.Pölten, где Фихтенбаум, собственно, худрук.


bdc7d0f30e0c420b2ac279d6a1c096e4_XL
http://www.ballett.cc/

Итак, упомянуты: Грузия, армяне, горские евреи, австрийцы и немцы.
Ну, казалось бы, при чём тут Велики Пиркрасны Тюркскы Мусулмаски Азырбайцан? Нет, оказывается, в труппе этого самого балета есть два азербайджанца, которые туда были пристроены непосредственно министром культуры Азербайджана. Да, есть и такой министр. Видимо, в Австрии они были представителями апшеронской культур-мультур.

- Слющи, ала, шёл па улица, исмотрю стаят два джигиты и обнимаюца, э. Слущи, падхажу, испрасил, зацем абнимаишься, э? Тот гаварит, а, мы балет танцуим, да, патаму абнимаимся. Ала, здесь ни нада абниматся, э, вот билет, да, ехай в Афстрия, там абнимайся, да.

Но эти ребята, хоть и танцували и абнималис, были всё таки настоящими Тюркы и Азырбайцанцы!
Поэтому они наотрез отказались выступать в балете с таким сепаратистским и нетюркским названием, как "Гаянэ", и, значит, выступили настоящими Патрийот свой Атчизна.
За что Мехман и Нариман Мардановы были очень быстро изгнаны из труппы, а затем и из Австрии.
Видимо, они станут, за такой патриотизьм, солистами Насяналны Тюркски Тиатыр Оперы и Балед.
Атчизна, Страна Агней, древни Калыбель Сифилизасии гардится свой Сынафья.

Уважаемы Мудры Агсаккал, Паэт Ариф Туран, как-то напсал Стихатваренье:

О, Атчизна мая! Всей Култур миравой Калыбель!
Будишь ты порцветать, как Валшебны цветки абизателна!
Толка я нихачу цтобы твой цилявек галубел
Потаму цто баюсь в Галубом цилявеке - Пирдателя!

Но всвизи с актами Патриатисма, совиршённы впаследни время, я напсал тожи Стихатваренья:

О, Атчизна мая! Талирантнасты ты Калыбель!
Будишь ты порцветать, как Валшебны цветки абизателна!
И нистрашны совсем, цтобы твой цилявек галубел
Я нивижу савсем в Галубом цилявеке - Пирдателя!

Халалды!