August 31st, 2012

Сказать по правде, люблю почитать либеральное говно в охотку

Нашёл новодворско-шендеровичевский ресурс, вот он http://www.ej.ru/?a=note&id=8397
Почитал. Вот вопрос: как должна быть устроена средняя статья классической демшизы?

В статье должны быть - страдания. Человек умирает, или болеет. И даже не один. Должна быть ещё и старушка. Желательно, парализованная. Ещё - она чеченская, грузинская, осетинская и т.д. - нерусская старушка. (Либералы, как можно заметить, считают нерусскость видом инвалидности, или им так жальче). Эта старушка при смерти и голодна. Её никто не хочет спасти - кремлёвская власть запретила все полёты, менты вырыли канаву, чтобы машины скорой помощи не смогли проехать, если кто и хочет спасти старушку, то это интеллигентный доктор, к примеру, кац, но каца не пускают спасать - кац задержан, ему кинули обвинение, что он перевозит героин в саквояже. Нет, героин подкинут! А в саквояже были только аспирин, бутерброды с докторской колбасой, бутылка кефира и собранные интеллигенцией на Бульварном кольце Москвы 457 рублей 50 копеек.

В статье должны быть поэтические цитаты. Предпочтительны тут Бродский и Пастернак. Из остальных поэтов цитаты всего три: "сначала они пришли за", "по ком звонит колокол" и "широкая грудь осетина".

В статье есть обязательно Хороший иностранец. Он Джон или Жан, иногда Карл. Этот хороший иностранц спасает людей. Он умница и устал, его качает от перенагрузки, как наркома Цюрупу. Разговаривает он на ломаном русском языке, а вот аффтар статьи с ним говорит на ломаном немецком, греческом или суахили, потому что настоящий либерал всегда Говорит на языках. Аффтар быстро находит взаимопонимание с Джоном, Жаном или Карлом, и последний, в конце, обязательно показывает фотографию, достав её из бумажника - на фотографии негритянка или негр, потом, прослезившись, говорит "ах, как я тут, в горах, скучаю по мей дорогой (или моему дорогому)".

В статье обязательно есть Мерзавцы. Мерзавцы без устали сжигают школы с детьми, насилуют маленьких девочек, мальчиков, овечек, котят и щенков, насилуют и парализованную нерусскую старушку, насилуют интеллигентного доктора каца, Мерзавцы оправляются на кладбище, они врываются в церкви и мечети и оскверняют (последнее, видимо, уже не актуально), у них нет ничего святого, кроме того, ворвавшись в посёлок, они воруют там унитазы, находят чудом уцелевшую статую Сталина во дворах, и возлагают ему цветы, пляшут вокруг хороводом и бьют в бубен. Ещё они находят местного гея, и расстреливают. Журналиста - и расстреливают. Свободную женщину, чуждую условностей феминистку - и тоже расстреливают. А вот этих вовсе не насилуют, нет. Мерзавцы не делают ничего такого, что пришлось бы жертвам по вкусу.

В статье обязательно должна быть Система, она же - Ужасное отечество. Ужасное отечество сочувствует Мерзавцам, или, как минимум, равнодушно закрывает глаза на их подвиги. Представлено оно, как правило, Мусорами, Военными и Чиновниками. Сидят они у костра, и играют в камень-ножницы-бумагу на бутылку водки. Рядом, в роще, душераздирающие крики - это Мерзавцы дубасят беженцев стволом крупнокалиберного  пулемёта.
- Что там творится? Ор такой, что водка в горло не лезет! - говорит Чиновник несколько недовольно.
- Что-что. Полевой командир Насреддин Иванович Ягодашвили беженцев пытает. Ищет среди них вегетарианцев, чтобы накормить сырой бараниной, и панков, чтобы крестить против их воли.
- А нельзя ли их как-нибудь угомонить? Мы же всё-таки отдыхаем?
- Хотите, я туда гранату брошу? Потише станет? - говорит Военный.
- Прямо, потише. Я от взрывов вообще трезвею.
- Ну и хуй бы тогда с ними?
- Да, действительно. Камень-ножницы-бумага!

И в статье должно быть ударное окончание. Романтически-горькое, такая вот грустная улыбка мудреца.
"И тут, стоя над растерзанным телом русского доктора Каца, я понял, что вся проблема нашей родины - это дураки и дороги!"
Или:
"И, глядя на зарево пожара, видя, как в горящей больнице бегут туда-сюда дымящиеся инвалиды, я понял - для этой страны актуальны только два вопроса - что делать, и кто виноват!"
Или, на худой конец:
"Я достала свой карманный осциллограф, подвела стрелки, и решила - с точки зрения квантовой теории моя личная эволюция индивидуума не удалась, и виноваты в этом разделение церквей, КГБ и волюнтаризм Хрущёва!"

Рав М. Шрики. Недельная глава "Теце", перевод Авигдора.

Рав Мордехай Шрики. Недельный раздел "Теце". Птичье гнездо и Мессия. Перевод с французского - Авигдор Эскин.

В нашем недельном разделе упоминается заповедь «птичьего гнезда», в котором Всевышний наставляет нас: «Как случится гнездо птичье пред тобой на дороге или на всяком дереве или на земле - птенцы или яйца, а мать сидит на птенцах или на яйцах, не бери мать с детьми. Отпустить отпусти ты мать, а детей возьми себе, чтобы ублагостилось тебе и продлил ты дни» (Дварим - Второзаконие 22:6-7).
В моей книге «Путеводитель заблудшим» Маймонид говорит о том, как заповедь учит нас милосердию: птица-мать будет чрезмерно страдать, если у нее на глазах чужие существа отрывают от нее птенцов. Также: забрав мать, мы прекращаем существование данного рода, а, сохранив ей жизнь, мы обеспечиваем его продолжение.
Однако помимо этического и педагогического смысла заповеди имеют свой метафизический смысл. Примером тому может послужить аллегорическое объяснение приведенной заповеди, как мы обнаруживаем в толковании Нахманида на основе Книги Багир. Это образ крика матери, вернувшейся к гнезду и ищущей птенцов. Она уподоблена «Высшей Матери» или сефире Бина, передающей в наш мир присутствие Духа. Она печется об изгнанных сыновьях и своим криком пробуждает приход Мессии.
(Взято в блоге Авигдора Эскина)

Да придёт Его Величество Царь-Мошиах уже теперь!