September 12th, 2012

Назаборное

К надписям, которые оставляет на заборах простоватая молодёжь: "Цой жив" и "Хой жив", я бы прибавил с удовольствием "Псой жив".

Пришёл шыддевыр в комментарии

Прилипший к власти иудей,
Тебя и род твой ненавижу.
Лукаво правящий злодей
Ты упадешь. Я это вижу.
Какой бы подлостью ни жил,
Какой бы хитростью ни правил,
Сколь ни тянул бы крови, жил,-
В войне с тобой не будет правил
Восстанет гойская толпа
Все кулаки сгребет в дружину,
Топор о головы тупя,
Тугую развернет пружину.
Никто не выживет из вас -
Так мир очистится от мрази…
Мы брезгуем твоих богатств-
Они построены на грязи,
На крови наших сыновей,
На нищете, блуде порочном…
Жестоковыйный иудей,
Младенцев убивавший ночью.
Тебя нет в нашей жизни впредь,-
За все, что сделать нам посмел ты-
Тебе нет завтра - только смерть!
И проклят будешь даже в смерти!
Уже нигде защиты нет.
Чужой ты всем земным народам-
И ждут тебя в любой стране
И кол, и петля, и колода…
Не обольщайся. Меркнет – свет.
Ни пира, ни крутых афер…
В тоску безжизненных планет
Тебя ведет твой агасфер.
http://amiram-g.livejournal.com/671526.html?thread=9925670#t9925670

Да ёб твою мать, антисемиты, ну вы бы блять хоть писали бы по-человечески свои антисемитские вирши! А то пиздец графомания, как будто писал с базара нерусский продавец. Широпаев после инсульта, вот что это за хуйня.

БлудА порочного боясь
Налил вина себе витЯзь

Бродский

"Стамбульские же мечети -- это Ислам торжествующий. Нет большего противоречия, чем торжествующая Церковь, -- и нет большей безвкусицы. От этого страдает и Св. Петр в Риме. Но мечети Стамбула! Эти гигантские, насевшие на землю, не в силах от нее оторваться застывшие каменные жабы! Только минареты, более всего напоминающие -- пророчески, боюсь, -- установки класса земля-воздух, и указывают направление, в котором собиралась двинуться душа. Их плоские, подобные крышкам кастрюль или чугунных латок, купола, понятия не имеющие, что им делать с небом: скорей предохраняющие содержимое, нежели поощряющие воздеть очи горе. Этот комплекс шатра! придавленности к земле! намаза. На фоне заката, на гребне холма, их силуэты производят сильное впечатление; рука тянется к фотоаппарату, как у шпиона при виде военного объекта. В них и в самом деле есть нечто угрожающе-потустороннее, инопланетное, абсолютно герметическое, панциреобразное. И все это того же грязно-бурого оттенка, как и большинство построек в Стамбуле. И все это на фоне бирюзы Босфора."

«О все эти бесчисленные Османы, Мехметы, Мурады, Баязеты, Ибрагимы. Селимы и Сулейманы, вырезавшие друг друга, своих предшественников, соперников, братьев, родителей и потомство — в случае Мурада II или III — какая разница! — девятнадцать братьев кряду — с регулярностью человека, бреющегося перед зеркалом. О эти бесконечные, непрерывные войны: против неверных, против своих же мусульман-но-шиитов, за расширение империи, в отместку за нанесенные обиды, просто так и из самозащиты. И о этот институт янычар, элита армии, преданная сначала султану, но постепенно вырабатывавшаяся в отдельную, только со своими интересами считающуюся касту, -- как все это знакомо! О все эти чалмы и бороды — эта униформа головы, одержимой только одной мыслью: рэзать — и потому — а не только из-за запрета, накладываемого исламом на изображение чего бы то ни было живого, -совершенно неотличимые друг от друга! Потому, возможно, и "рэзать", что все так друг на друга похожи и нет ощущения потери. Потому и "рэзать", что никто не бреется. ""Рэжу", следовательно существую».

«Бред и ужас Востока. Пыльная катастрофа Азии. Зелень только на знамени Пророка. Здесь ничего не растет, опричь усов. Черноглазая, зарастающая к вечеру трехдневной щетиной часть света. Заливаемые мочой угли костра. Этот запах! С примесью скверного табака и потного мыла. И исподнего, намотанного вкруг ихних чресел что твоя чалма. Расизм? Но он всего лишь форма мизантропии».

«Не хочется обобщать, но Восток есть прежде всего традиция подчинения, иерархии, выгоды, торговли, приспособления - т.е. традиция, в значительной степени чуждая принципам нравственного абсолюта, чью роль - я имею в виду интенсивность ощущения - выполняет здесь идея рода, семьи. Я предвижу возражения и даже согласен принять их и в деталях и в целом. Но в какую бы крайность мы при этом ни впали с идеализацией Востока, мы не в состоянии будем приписать ему хоть какого-то подобия демократической традиции».
http://tuchiki.livejournal.com/40118.html

Насколько Бродский зорче карликов и червяков, (типа одного маскофского маленького в нескольких смыслах графомана-путешественника, как его, блин, на "Ш" ужасная угро-финская фамилия, ну неважно, я чего-то сегодня устал, и не помню), которые приезжая, восхищаются азиатской кондитерской пошлятиной, ах, кальян, танец живота, донер, говнер, побрякушки, натящя, иды суда, апелсин дам, култур-мултур.