November 1st, 2012

Познер пить боржоми

Познер жутко нравился моей бабушке. Она им всегда восхищалась, почему-то упорно называя "Певзнером".
- Ой, какой же он умный, этот Певзнер! - говорила бабушка, глядя на ещё сравнительно нестарого, но уже весьма лысого Познера.

Моя бабушка была добрая и глупая советская старушка.
Среди тех, кто нравился моей бабушке, были: актриса Янина Жеймо (Золушка эпохи культа личности, лупоглазая польская девица, похоже, перенесшая в детстве менингит), певица Зейнаб Ханларова (усатая бабища, певшая азербайджанские песни голосом, сравнимым со звуком болгарки), Ираклий Андроников (весьма интеллигентный грузин, любивший поболтать обо всём на свете), Столяров (не 7 пядей во лбу русский богатырь, с ямочками на щеках, дважды иван царевич СССР), Жванецкий (подкожный местечковый паразит, вполне себе стивенкинговский клоун, который смеша - забирает у зрителя душу), Стахан и Йошпе (это была такая парочка, состоявшая из улыбчивого узбека, раскосого, как чойбалсан, и ашкеназской губастой и очкастой бабищи, этакая витрина т.н. "пролетарского интернационализма"), ещё Окуджава, блеявший задушевно про виноградную косточку, так протяжно и тоскливо, что можно решить, что виноград размножают именно так, а не черенками) и, конечно, Брежнев.
Брежнев бабушке нравился особенно.
Бывало, слушает она выступление Брежнева, и, в какой нибудь трагический момент, например, после фразы "Мыыы братсцкую Польшу в обиду гм-гм, не дадим", бабушка поворачивалась ко мне и говорила:
- Как же он устал! Столько работает! Без отпуска! Не дают же отдохнуть человеку! - и цокала языком, делая тревожное лицо.
Я должен отметить - вкус у бабушки был большой и развесистый, и в приверженности какому-то определённому стилю её упрекнуть было невозможно. Я же этих бабушкиных кумиров ненавидел всей душой.

Однажды зашёл сосед дядя Яша в гости. А дядя Яша был человеком, далеко не так ценившим советскую культуру. Шутка ли, сидеть в тюрьме лет этак 25? Не был он и интернационалистом, стоит заметить.
Сидим, пьём чай. Дядя Яша извлёк из кармана фляжку коньяка "Апшерон" (это был ещё тот, родной Апшерон, а вовсе не под тем же названием спитой чай со спиртом и сахаром, что азербайджанцы впаривают московским алкашам), и виртуозным, почти незаметным движением подливал в чай - мне и себе. Бабушка не замечала. По телевизору показывали Янину Жеймо, та пела песенку Золушки.
- Янина Мурло! - сказал я.
- Да ну. Янина Бревно. Я знал одного босяка из-под Сувалок...
Я засмеялся.
- Ша! Я знал босяка из-под Сувалок, так он ей подсовывал в копилку. И говорил, бревно как есть бревно.
- Что подсовывал?
- Ну, штуп этой шиксе делал. Нашампуривал. Тарабанил.
- Янина Бельмо!
- Где тут смешно?
- Свинина Хайло!
- Говнина Говно!
Бабушка ничего не слышала, вперившись в телевизор.
- Хуина Мудло!
Последнее я сказал слишком громко, и бабушка повернулась. Она, впрочем, сами слова бранные не услыхала, но нахмурилась.
- Яша, ты чему его там учишь?
- Физике. И ещё химии.
Бабушка отвернулась. Мы тихонько посмеялись.
Дядя Яша вытащил фляжку, снова долил. Процент спирта в чашках постененно рос. Тут дядя Яша рассказал какую-то душеспасительную историю, как в 54-м году "одну жабу у нас в белое одели, потому что был крысой, а не человеком".
Между тем, кончилась "Золушка" ,и стали показывать Познера.
- Ой, Певзнер, какой же он умный! - сказала бабушка с чувством свою дежурную фразу.
Познер, улыбчивый, как всегда, обличал какие-то пороки американского общества. Был он весь в модном костюмчике. Брюки были клёш, сверкала лысина.

И тут дядя Яша сказал кратко.
- Вошь цветная!

Вот много лет прошло, и уже нет ни дяди Яши, ни бабушки, я сам совсем не юноша, а Познер всё тот же: улыбчивый, интеллигентный, обличает он уже не пороки Американского Капитализма, а косность Русской Сволочи, костюм у него по-прежнему модный, только брюки уже не клёш, а зауженные.
А я всё думаю, что вошь он цветная, этот певзнер.

Яшасын бздын Леонид Ильич токтамыш

292912_355573587853633_905885405_n
Мирем машинан кора бумер утлым ярунда
Мирем машинан кора бумер бере оулда
Мирем машинан кора бумер битниславона
Утерайда моторам дизель мярума
Кора бумер, кора бумер, стопсигнале утлары...

По просьбе кузена

который в интернете ни в зуб ногой, но сказал, Амирам, тебя, ты говоришь, в день читают 3 тысячи человек (ну три не три, а четыре таки читают), вывешиваю:
485330_20111211165112
Партия ШАС: защищая Тору!


Традиция, достоинство, честь.

ש"ס