December 14th, 2012

Я - судья на стихире!

 Археологическое

Дождик редкие капельки

дарит тихой воде,

и не жалко ни капельки

пропадающий день.

Берег, пластиком засранный –

ну так и не смотри.

Как над городом пасмурно –

и светло изнутри.

Даже чайка последняя

не вскричит ни черта…

Просто это осенняя

городская черта,

за которой тяжёлая

пыль, нехватка страниц

и восторг археолога,

раскопавшего шприц.


Амирам Григоров:

Вот шприцы дерзновенные

Совершают полёт

Почему дерзновенные

И никто не поймёт

Где вы, ваше величество?

Не пора ли в полёт?

Пластик нагло набычился  

И за дюною срёт

0 баллов


УТРО КАЗНИ

Толпа валила посмотреть

на казнь по царскому указу -

чужая медленная смерть

холопскому приятна глазу:

как сладострастно кол торчал

(о, символ плотских вожделений!),

как целовал у палача

казнимый жирные колени,

по-бабьи оттопырив зад,

как виновато-обреченно

пытался заглянуть в глаза

под капюшоном красно-черным.

Но тщетно. Милости небес

не обрести в толпе площадной -

поп равнодушно сунул крест

к губам, молившим о пощаде,

а у помоста стар и млад

до хрипоты, бряцая медью,

азартно бились об заклад,

помрет ли малый до обедни,

приподнимали малышей

отцы, прикрикивая строго…

—–

Лишь ангел плакал о душе.

И матерился в адрес Бога



Амирам Григоров:

Казнимы жирные колени

По бабьи оттопырив зад

Как символ плотских вожделений

На липосакции торчат

0 баллов


Мэри едет в небеса

Всё закончено. Были круты берега Рубикона,

А теперь там ручей – глубиною в копыто осла.

Я тебе не писала – здесь улицы солнечно-сонны,

Где-то в парке ветвится моя ведьмовская метла...

Потянусь – по зелёной изогнутой холке поглажу,

На лохматые грозди грачевника молча взгляну:

На плечах её худеньких грает сегодня поклажа,

А недавно ещё мы вдвоём воровали луну.

Всё по-прежнему. Только летать оказалось некстати.

Тротуары удобней, чем воздух, для тихой ходьбы,

Симпатичный халатик теплей, чем прозрачное платье

И вкусней, чем грибные дожди, дождевые грибы.

Все свободны. Кому-то кора, а кому-то короста –

Ощущение близости листьев в садовой золе.

Оседать – это, кажется, значит: уменьшиться ростом

Или корни пустить в остановленной где-то земле.

Всё пройдёт. Пробежит. Пролетит. Проползёт. Проплетётся.

Если розно живёшь, становясь постепенно разней,

Привыкаешь к прохладным лучам разделённого солнца

И ведёшь разговоры с собой – голосами теней.

Почему же я медлю – уйти, раствориться, померкнуть?

Так бывает – внезапно прервётся теченье минут:

Провожая глазами последний цветок фейерверка,

Не расходятся люди – и слушают впрок тишину.

Посижу на дорожку – на тесном садовом распутье,

Где пунктиры аллей незаметно уходят в стволы.

Там грачат обучают полётам, и падают прутья –

Оперение новой, нацеленной в небо, метлы.



Амирам Григоров:

Разветвилась метла.  Всё по прежнему. Только некстати

На плечах её худеньких грает ползёт и бежит

И лохматые гроздья видны сквозь прозрачное платье

Дождевые грибы положи полежи падежи

0 баллов



Тот, Который меня придумал

Кто-то выплеснул в стылый вечер разведенный водой пастисс.

Тот, Который условно вечен, выпускает меня пастись

в облысевшие напрочь парки, в лабиринт человечьих нор,

отобрав у старухи-парки мой отсроченный приговор.

Мокрым снегом блюёт предзимье – много выпивки натощак.

Тусклый месяц, маньяк-насильник, сунет руку в карман плаща,

не ножом – вороненым дулом ткнет под ребра, сорвется в визг.

Тот, Который меня придумал, удивленно посмотрит вниз.

Я глотаю бессонный город, застарелой тоской давясь –

современный римейк Гоморры, переснятый в сто первый раз.

Уроборосом вдоль по краю замыкаю неровный круг.

Тот, Который в меня играет, прекращает свою игру.

Поцелую троллейбус в морду, к тротуару прижмусь щекой,

подо мной шевельнется город бестолковым слепым щенком.

Поводок (пуповина? лонжа?) перерезан осколком льда.

Тот, с Которым мы так похожи, улыбается в никуда.

У меня впереди свобода беспощаднее палача:

пить вино, обсуждать погоду, иногда посещать врача,

ездить в Сочи и на Ривьеру, выть от боли и снова пить…

Тот, в Которого я не верю, как посмел ты меня забыть?!

Жизнь – попытка начать ab ovo. Глина лавой кипит в горсти,

тишина заглушает Слово, что могло бы меня спасти –

все равно. Матерясь и плача, огрызаясь, по швам треща,

я уже не могу иначе… нет, ни жалости, ни подачек –

просто встречу пообещай.


Амирам Григоров:

Поцелую троллейбус в морду, к тротуару прижмусь щекой,

Из коллектора выйду гордо, и по свалке по городской

Пролечу я как птица резво, не подумайте, будто глюк

С трансформаторной вышки слезла в канализационный люк

0 баллов

Чувак знает толк в серьёзных отношениях - это вам не с балалайкой по завалинкам.

Цветную нитку прошлых отношений

Цветную нитку прошлых отношений,

В игольное окошечко продень,

И крестиком запретов и лишений

Прошей свою отброшенную тень,

Я терпелив, когда меня проколешь

Запрячу боль и обеззвучу вой,

Прилягу под ступни твои доколе

Желтеет шар над самой головой

Присядет солнце, холодно и томно

Предупреждая, что закончен день,

И ты заметишь, как она огромна,

Твоей судьбы стареющая тень.

Седой туман закурит трубку мира,

Заснувший ветер скатится с ветлы

И сгинет в ночь, где только труп кумира

И только тень, и помыслы светлы...


Амирам Григоров:

Я терпелив, когда меня проколешь

Прилягу под ступни твои доколе

Желтеет шар, и стану, весь дрожа

Просить - пори меня, о Госпожа

0 баллов

Филологический антисемитизм

Б. Г. Херсонский:

Пора начать подводить черту под этой дискуссией. Вот только черт оказалось много. Так что - по порядку.
1. Об этом не стоит говорить. Правильнее - молчать. А то хуже будет.

Никакая другая позиция не вызывает у меня такого внутреннего протеста. Понятно, что люди молчали при Сталине под угрозой для жизни и свободы. Менее понятно трусливое молчание в более спокойные "вегетарианские" времена. Хотя потеря работы и многочасовые профилактические беседы в КГБ - тоже не сахар. Сегодня, когда говорящему ничего не угрожает, утверждение, что на антисемитскую пропаганду не нужно отвечать, является типичной рационализацией, подпитываемой страхами прошлого. Мне кажется, что такую позицию можно назвать инерционной.

2. Говорить бессмысленно. Ничего не изменится. Антисемитизм - вечный спутник еврейства.

Коли так, то и с преступностью бороться не нужно. ее ведь никогда не победишь. Преступность - вечный спутник цивилизованного общества. Где закон - там и нарушители. Это впервые сказал Лао Цзы: отмени законы и воры исчезнут. Но - попробуем отменить законы и... То есть - бороться нужно, даже если шансов победить нет.

3. Это - надуманное явление! Филологического антисемитизма - нет

Рекомендую заняться изучением это вопроса. Ни микроскоп, ни увеличительное стекло для этого не нужны. Вот коммент г-на Г.

Сейчас "оседлать еврейскую тему" - это шагнуть к известности, это угодить нахальному штетлу, который расселся в ареопаге и раздаёт премии. Тут досточно упомянуть что-то, по мнению графомана, "еврейское" - кугл, клёцки, концлагерь, пейсы или куриный бульон. Бац - и готово. Так и русские графоманы всё поняли, построились косяком и подтянулись.
Всё это мало пОшло, это и у людей, от антисемитизма далёких, вызывает откровенную отрыжку. Накормили до отвала, что называется. Псевдоеврейское давно земестило всё еврейское. Тут теперь быть "филологическим антисемитом" - это быть честным человеком, а не литературным полицаем.

(Выделенный текст - мой, А.Г.)


Понятно? Быть филологическим антисемитом означает быть честным человеком. Штетл распоясался. Пикантность ситуации в том, что автор позиционирует себя как еврея.

4. Зачем говорить именно о филологическом антисемитизме? Это усложняет дело. Антисемитизм всегда антисемитизм.

мы ведь выделяем, скажем социальную психологию и дифференциальную психологию :). Я классифицирую антисемитизм по сфере преимущественного его проявления. Филологическогоо антисемита совершенно не интересуют евреи-портные и евреи-программисты, равно как и шахматисты.Филологические антисемиты - преимущественно литераторы. Они играют на том же поле.
Кроме того, филологический антисемит почти никогда не признает себя таковым, хотя бывают и исключения. Не так давно меня удивил комментарий весьма чувствительной дамы. Она сказала, что слово "жидовин" не является оскорбительным, что так просто зовут героя былины об Илье Муромце.
Слово было употреблено по отношению к Вашему покорному слуге. в качестве героя былины я как-то не смотрюсь... Достаточно заглянуть в словарь Даля, чтобы понять, в каких значениях употребялется это слово. Впрочем, да, Жидовин был героем былины. Как имя собственное, имеющее, разумеется национальные корни.

Все же, говоря откровенно, термин имеет иронический оттенок.

А то, что утонченный "филологический антисемит" при случае сползет на самый оголтелый антисемитизм базарного толка, тому немало примеров. В том числе и в данной дискуссии.

[User Picture]From: amiram_g
2012-12-14 01:17 pm none (UTC)
EditУдалитьTrack This

(Link)

Неправильно! "Филологический антисемитизм" - есть, и в данной интерпретации он - разновидность национально-освободительного движения русского народа, борьбы за свою самость и за право говорить на своём языке и от своего имени, без оглядки на кого бы то ни было.

Автор этой идеи 1) является евреем 2) позиционирует себя, как иудея восточного толка, и не является, ни русским, ни такирусским, ни православным и ни пгавославным. Предки автора не жили в России, хотя воевали за Россию на двух мировых, но неизменно возвращались обратно, к себе, туда, где "Кавказ подо мною", и ни одну хромосому, ни на один ген автор не является, ни русским, ни славянином и ни неевреем, уж простите за нелепый оборот - а особо - за некоторый расизм, но для "графоманского штетла" это, видимо, важно.

Концепция "филологического антисемитизма" - это попытка ввести в русскую литературу, повторяю, в РУССКУЮ ЛИТЕРАТУРУ, элементы цензуры, взять её под контроль, и всех, кто несогласен с творчеством того или иного графомана - гримберг какой нибудь голимой, или шатуноского блевотного - наказывать тем или иным способом, объявляя антисемитом. Это направлено на то, чтобы демогогов и графоманов, засевших в толстых журналах - оставить на веки вечные у руля русской словесности, закрепить эту ситуацию, нетерпимую, добавлю, когда литература стала служанкой каких то отдельных политических групп и отдельных кошельков.

Прошу считать меня Филологическим Антисемитом!

Простите, Владимир Вольфович, за плагиат, но я за бедных, я за русских!

post

Оригинал взят у hanazelda в post
Призыв выполнить мицву цдаки и помолиться за свободу Йеонатана Полларда в пятницу 14.12.12 до начала шабата!!!
http://www.justiceforpollard.com/. Свободу Йеонатану!
Йонатан Поллард
ПРИЗЫВ К СРОЧНОЙ АКЦИИ В ПЯТНИЦУ, 14 ДЕКАБРЯ 2012 ГОДА ОТ ФРАНЦУЗСКОЙ ОБЩЕТСВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ “LUMIERE SUR POLLARD”

Призываем всех в пятницу, 14 декабря 2012 г. перед началом большого ханукального шабата, положить в коробку для цдаки небольшую монету или две любой деноминации и кратко помолиться за то, чтобы эта мицва, выполненная многими людьми во всём мире, принесла чудо: СВОБОДУ ЙОНАТАНУ ПОЛЛАРДУ. Омейн! Пожалуйста, распространите это послание среди родственников, друзей и всех тех, с кем вы поддерживаете контакты!