December 31st, 2012

Агдамов, борец с Карвавы рижимом.


Я прожила с Рустемом 20 лет. Для психиатра это хорошая практика. Я не была психиатром и мне пришлось изучать азы и находить какие-то средства, силы для того, чтобы сосуществовать. Рустэм – человек однозначно больной и более того, что самое страшное, как оказалось в последствии, негодяй и преступник. О своей второй жизни он знает, прекрасно и всегда знал. Мы не знали. Самое чудовищное то, что совершая преступление, не один день и не один раз, он продолжал жить, не испытывая не малейшего, ни угрызений совести, ни мук. Он пил и ел. Более того, он говорил о добре, справедливости, демократии, человечности, много писал о животных, стариках, ущемленных нациях, по сути являясь совершенной, совершенной противоположностью тому образу, который он создал в интернете.

Сначала все как-то, как снежный ком нарастало. Я заболела раком, посыпались какие-то мне анонимные письма, смс о том что он не тот, за кого себя выдает, что он любитель девочек. Было страшно, потому что я лечилась тогда. Тем не менее, я с ним сразу рассталась. Как бы и действительные доказательства, я нашла порно съемки приключений, собственноручно им снятые.

Девочку я видела лет в 14, просто в белье. Потом все было хуже и хуже и все сыпалось, удары сыпались один за другим. Самое страшное конечно, то что в моей жизни ничего наверное более шокирующего не было. То, что он в принципе потенциальный уголовник, который занимался растлением несовершеннолетних, несовершеннолетней девочки – точно. Может быть, я теперь ничего не могу гарантировать, и не знаю. Страшное чувство, когда ты понимаешь, что человека совсем не знал. У меня, конечно, был шок. Девочку я знала и она носила это в себе много лет. Это было не день, не два, не год и не два.


http://ntv.livejournal.com/285040.html


Я сам отчаянный гетеросексуал, но всегда буду на стороне тех, кто защищает свои права в меньшинстве. При этом мне совершенно все равно, какой они там сексуальной ориентации. Я в чужие постели не заглядываю, а злобную гомофобию считаю латентной гомосексуальностью, забитой, задавленной обществом, ненавидящим всё чужое и непривычное. Вспомните полковника из «Красоты по-американски» — вот типичный пример такого гомофоба.

Рустэм муаллим Агдамов
http://drugoi.livejournal.com/

"отчаянный гетеросексуал". Да уж, лучшеб восточный  этот человек был би пидарасом...

Такой тренер нужен Израилю

Умер старик Шеффер, маленький, большой человек израильского футбола. Бывший тренер сборной Израиля по футболу, который приводил свою команду на Олимпиаду в Мексику (1968) и на чемпионат мира в Мексику (1970), человек, воспитавший несколько настоящих мастеров игры, человек, говоривший на жутком ивритско-польском суржике, умер в возрасте 89 лет.
Он уже несколько лет болел. Мало говорил. С трудом узнавал окружающих. И, тем не менее, этот невысокий старик, трудоголик и матерщинник, ругавший своих ребят в три и четыре этажа, был значительным и важным человеком в израильском футболе. Таким он и останется.

Он начал тренировать сборную Израиля тогда, когда команды тренировались три раза в неделю, когда футбол был в стране непрофессиональным занятием. Игроки высшей лиги работали шоферами «Эгеда», это считалось престижно и денежно.

Приходит жесткий невысокий мужчина, новый старший тренер сборной, и ребята начинают тренироваться по три раза в день семь дней в неделю. Он их гоняет по чудовищной жаре вместе со старшим офицером ЦАХАЛа по физподготовке легендарным Амосом бар Хамой, который готовил не одно поколение солдат десанта и разведки. Амос, кстати, все делавший наравне с солдатами (и футболистами) говорил после огромных нагрузок ребятам: «Это тяжело, поработали славно, теперь надо отдохнуть, еще кружочек по песку и дюнам с грузом, там и отдохнем». А Шеффер говорил на своем неподражаемом языке фразу, которую невозможно воспроизвести и в которой слово «курвес» будет самым приличным. Ребята бежали, находясь в, так называемом, состоянии «грогги», которое получает боксер средневес, получив боковой справа в область левого уха, от более быстрого и удачливого соседа.

И конечно, он выбирал из толпы юношей самых одаренных, безошибочно и уверенно. Он заметил и вырастил таких игроков, как Мотеле Шпиглер, Гиора Шпигель, Ицхак Шум и другие.

Он говорил игрокам, избалованным вниманием девушек и рядовых поклонников: «Завтра в 8 пополам», имея в виду половину 8. И все приходили во время, а некоторые, не поняв учителя, были на стадионе уже к 4 утра. И смирно ждали.

http://www.zman.com/news/2012/12/30/142025.html

Возвращение хорошего парня

Вернулся Маскаев. Я смотрел эту запись. Говорят - "не может без бокса". Факт, не может. Бокс - это всё, что у него есть.
Маскаев выглядит, как физкультурник 30-х годов. У него простоватое скуластое лицо провинциала, таких обожают снимать в массовке в кино про Вторую Мировую. У него даже стрижка того времени.
Он действительно староват для бокса. Он мой ровесник.
Маскаев - чемпион Вооружённых Сил СССР, он уроженец Казахстана, после распада СССР выступал за Узбекистан, Казахстан, потом уехал в Америку, и относительно недавно получил гражданство России. Он приземистый, крепкий, без талии. У него незамысловатый стиль - никаких хитростей, просто идти вперёд и молотить. Когда-то, в самом начале, он стал чемпионом мира в престижнейшей версии WBC, отправив считать звёзды довольно-таки сильного Хасима Рахмана (но, следует признать, к тому времени уже не юношу).
Потом Маскаев проигрывал. С треском, с грохотом. Нокаутами. Один раз вылетел за канаты, прямо в зал. Но возвращался. Всегда возвращался.
Маскаев напоминает селянина-ополченца, которого в эпоху регулярных армий уже не призывают, и возраст не тот, и методы ведения боя изменились, а селянин этот, тем не менее, берёт старинное гладкоствольное ружьё, цепляет допотопный доспех, и идёт на войну.
Маскаев никогда не скандалит и подавно, не клоунничает, в стиле Чиссоры или Хея. Он просто - молчит. Молчит перед боем, молчит после боя, в лучшем случае - улыбается. На взвешивании он взвешивается. На тренировке - лупит грушу.
Его раза три - списывали напрочь.
И сейчас комментаторы раз пять сказали "старый", "возрастной" "скорости нет", "вернулся, возможно, на один бой, а может, и не на один" и т.д. Маскаев, пропустив пару ударов, которых любому другому хватило бы, чтобы упасть, таки урыл ленивого жирного негра, чёрного, как гуталин, и трясшегося, как желатин.

Пожалуй, я ни за кого так не болею, как за Маскаева. Пусть он снова станет чемпионом, если хочет. Раз уж он не может без бокса. Совсем не может без бокса.