January 13th, 2013

Америка, по-видимому, стала заёбывать

По информации от Аграновского, на Кубу, где лечится Уго Чавес, для его поддержки, в течение последних дней прибыли:

Президент Перу Ольянта Умала
Президент Аргентины Кристиана Фернандес де Киршнер
Президент Угугвая Хосе Мухика

И готовятся приехать:

Президент Боливии Эво Моралес, Парагвая - Фернандо Луго, Никарагуа - Даниэль Ортега.

Не приедет, конечно, никто из Колумбии, где сидит ставленник Америки, опираясь на штыки и на кокаиновую мафию.


Прошли 90-е. Ой, как прошли. И не только в России прошли. Видимо, не только в России. 

ОГИ Пироги

Оригинал взят у obgyn в ОГИ Пироги
***

В связи с Кабановым, первое, что пришло в голову - Елена Боннер. История, вошедшая в книгу судебных очерков следователя Льва Шейнина; дело в своё время нашумевшее. Будущая правозащитница уговорила любовника, состоятельного-инженера, убить жену; заметая следы, он расчленил тело, а жену заявил в розыск; дескать, пропала; ушла из дома и не вернулась.

Убийцу поймали, судили; в отношении Боннер суд вынес специальное постановление, возлагающее на нее моральную ответственность за зверское преступление. Впоследствии, это не помешало, наоборот, помогло ее правозащитной карьере.

Либерально-правозащитная подноготная - всегда - не знаю ни одного исключения - или смердящий расчлененный труп, или инцест, или групповуха, или педофилия, или проституция, или разбой, или всё взятое вместе.

Чего не коснись.

Первая "Русская Жизнь":

Хорошо известно - финансирование обеспечили Ольшанский с женой депутата Левачева. Обратно поступательным путем, cо смазкой.

Вторая "Русская Жизнь":

- Пусть лучше Шура будет занят с журналом, а то засядет дома, соберёт вокруг тёплую компанию, своих подонков - что я, не знаю что ли, хорошо знаю - натравит, и поехало, - о том, как мы жили-не тужили - Шура, Дуня и Аркаша, во всех подробностях. Станут повсюду трепать; нам это надо? Оформи ему там через какой-нибудь нанобанк; спокойней будет.

Оупен Спейс.

Снова всем хорошо известно. Бандитские бабки.

Кольта.

Во всем мире это давно уже классика, в России пока ещё новость. Регистрируется сайт для благотворительных пожертвований. С помощью ловко написанной программки, создаётся впечатление, что деньги приходят из разных источников и поступают все мелкими суммами; в итоге набирается по-серьёзному.

Типичная прачечная.

***

Я про ОГИ Пироги вспомнил по ассоциации с расчленённым трупом в деле Кабанова. У них всё и всегда так - рукопожатные стихи, журнальчики, с задушевным чаем на намоленой кухне, пирожки с начинкой:

- Это к чаю. Угощайтесь, пожалуйста. Глоток свободы, так сказать; свежезаваренный. Пироги домашние, жена испекла; что-то она задерживается, второй день как с работы нет; вот я и хотел с вами заодно посоветоваться, зная вашу всегдашнюю житейскую мудрость, а не пора ли позвонить в милицию, подать на розыск. Как-то я колебался всё им звонить. Ну вы понимаете эту несовместимость даже в мыслях - моя жена, моя жизнь, личное, родное, - и они - с фуражками с их, шинелями, c сапогами. Допрашивать начнут; прикасаться.

Пирожки? Жена пекла, жена. Фирменные. С непременно мясной начинкой.

Кого они будут мочить, когда останутся одни?

В самом начале 90-х, в последние годы жизни в Баку (хотя я, более, чем по полгода, жил в Москве) были столь жуткими, что даже вспоминать не хочется. И всё время все приходили прощаться. Перед окончательным отъездом заходили к деду. "Контейнер, маклер, Сохнут, квартира, чушки, деньги, продали, купили, мусор покупатель, боюсь, кинет и т.д."
Выйти ночью на улицу можно было только под действием т.н. Веществ - иначе инстинкт самосохранения не выпустит. Потому что изначально процентов на 99 еврейский район превратился в на 99 процентов мусульманский, но не просто мусульманский, а термоядерно чушкарский, где скопились выходцы из самых жутких и звероложных уголков "солнецны азырбацана". Они сутками сидели на порогах, перебирая чётки, ковыряя в носу, в зубах и почёсывая яйца, периодически один громко портил воздух, произнося потом "ляззят!", подняв палец вверх, а остальные одобрительно хихикали. Каждого незнакомого прохожего они сверлили взглядами. Это был зверинец. За три неполных года после исхода армян и основной массы русских, за эти годы "обакинивания" степной биомассы, только на нашей улице было штук пять убийств. Но уже не на межнациональной почве. Чушки мочили чушек. В ход шли топоры, ножи, шампуры. Муж рубил жену, кузен резал кузена. Даже отец сына. В голове не укладывалось хтоническое зверство этих потомков Чингисхана.
Впрочем, дед мой поддерживал с ними приятельские отношения, в нарды играл, я же тщательно скрывал свою к ним, мягко говоря, нелюбовь. Дед не хотел уезжать. У него была цель умереть в Баку. А умер он в Тбилиси, съездив в гости, вот незадача.
С азербайджанцами злую шутку сыграла их установка на национальную консолидацию методом генерации ненависти. Ненависть к армянам и руским они успешно, как им казалось, используют для построения тюркократии. Тюркократия построена, ханская власть, бакшиш, расизм и исламизм - всё, как положено, но вот вызванный из лампы Аладдина чисто восточный дух сатанинского членовредительства обратно загнать непросто.
http://www.contact.az/docs/2013/Analytics/011200024378ru.htm