April 8th, 2013

Извинения и спасибо

Нетаньягу извинился. Вернее, принёс извинения. Вся наша национальная (тьфу, не то), религиозная (тьфу, опять не то), ну, короче говоря, наша, грубо говоря, еврейская блогосфера - многоязыкая, много- и т.д. - выразила своё отношение. Неприязненное.
Но поставьте себя на место Нетаньягу! Что он мог? Полезть в бутылку? Ну, полез бы. И что? Нетаньягу кто угодно, только не дурак. Он, конечно, не Эйнштейн, но и не дурак. Надо было сказать это. Деньги? Чёрт с ними, с деньгами. Тут пристало торговаться, сбивая сумму до пруты. Чтобы всем было ясно - тут не за жизни бешеных шахидов идёт торг, а совсем за другое. Нетаньягу - премьер для эпохи обамата, может даже, и годный. Скажете - другой бы не извинился? А покажите мне другого! Где другой? А? Вот то-то же.

Я просто скажу израильским военным, бывшим на Мармаре.

Дорогие мои. Спасибо вам, низкий поклон. За то, что не дали себя убить озверевшей гадкой сволочи, лишённой человеческих черт гнусной азиатской мрази.
Спасибо вам за то, что не огрочили своей смертью ни ваших родителей, ни нас, вообще всех, живущих в разных частях мира. Спасибо, что выполнили свой долг без потерь. Это было главным, и вы это сделали.
Я вами горжусь, и мы все вами гордимся. Остальное - неважно. Или - не так важно.

Марк Коган

Читал весь вечер вчера и утро, и перерыв между лекциями - книгу Марка Когана "Архивист".
И смеялся, и улыбался, и вообще, чуть не плакал - утянул меня этот исключительно бакинский роман на самое дно воспоминаний, которых осталось как бы немного.
Спасибо Диме Гуревичу, передавшему мне эту книгу, изданную в США, через свою родню!

Ах, с какими поразительными тбилисцами я сидел за одним столом! С какими уникальными, интеллигентными, поразительными тбилисцами, вернее, тбилисками!
Ах, этот акцент, ах, эти удивительные речевые, почти незаметные детерминанты, подчёркивающие полусмыслы, ах, этот аромат русской книжной речи, приправленной сололакским хмели-сунели, авлабарским чёрным перцем и мтацминдской ароматной травой. Тбилисский говорок похож на бакинский, и, в то же время, не похож.
Как те города. Тбилиси был похож на Баку. Но разница была. Я это могу выразить в следующем: если Баку был напрочь, насквозь мещанским, сначала мило мещанским, потом скотски и зверски мещанским, то Тбилиси был с изрядной дворянской компонентой. Там чувствовалась некая порода, некий стиль. Не знаю, право, как сейчас, но тогда - точно чувствовался.

Марк Коган. против ожидания, скажу честно. читается на одном дыхании. Это оказалась весьма качественная проза. Даже ой-ой-ой, какая качественная.
Хотя, с другой стороны, то, что тебе нравится, оно, как правило - близко тебе. А что может ближе книги о твоём доме?

Как лжёт говноинтеллигенция (пхимех Гандлевского)

Выходец из интеллигентской среды, я вполне разделял приподнятое отношение к Грузии и, едва оперившись, решился посмотреть на это диво собственными глазами. С закадычным другом Сашей Сопровским мы добрались — то “зайцем” на поездах, то на попутках — до Тбилиси, и ожидания нас не обманули. В восторгах, возлияниях и братании с каждым встречным и поперечным пролетел наш первый тбилисский день, а когда стало не по-российски стремительно смеркаться, мы с молодой беспардонностью, вполпьяна ввалились к абсолютно незнакомым людям, благо кто-то в Москве снабдил нас каким-то троюродным адресом. На свою беду, по этому адресу на Авлабаре жил средних лет художник Роберт К. — к нему мы и нагрянули. Двум заезжим нахалам был оказан самый сердечный прием, лишний раз доказавший нам, что грузинская легенда родилась не на пустом месте. Ночью после застолья мы вместе с хозяином вышли на балкон двухэтажного дома, и Роберт сказал, что дому триста лет и разве не приятно сознавать, что на этом балконе так же, как мы сейчас, некогда стояли его деды и прадеды. Мы с приятелем, обитатели хрущоб, контуженные, как и подавляющее большинство соотечественников, “квартирным вопросом”, только переглянулись и вздохнули хором со смешанным чувством восхищения и зависти.

К вящей чести грузин скажу, что мне как гражданину России, ответственному, пусть и в пропорционально-мизерной доле, за действия российских властей, ни разу за все время недавней поездки ни полсловом не попомнили случившегося.

http://magazines.russ.ru/zvezda/2007/10/ga5.html

Авлабар - это армянский район Тбилиси http://ru.wikipedia.org/wiki/%C0%E2%EB%E0%E1%E0%F0%E8
И Роберт К. - явно армянин, а не грузин. Но это ещё не все.
И гадлевский, и сопховский - такие же русские, как моя жопа - иконостас.Грузинам уж это точно известно.  Вот интересно, этот обсыпанный перхотью, намоленный и отшлифованный языками совковой образованской сранины идол когда-нибудь вообще говорил что-нибудь честно? Или никогда?