April 16th, 2013

Нет, значащее.

alsit25 From: alsit25 Date:Апрель, 15, 2013 20:49 (UTC) Удалить Spam Скрыть Заморозить Отслеживать (Ссылка)
(IP Address: 69.181.167.148)
<input ... >
еще раз, завистник это мотивация самых глупых графоманов , потом они гордо продолжают - время покажет! Право, недостойно даже сталиниста!

Нет ,кабанов, далеко на перефирии моего околопоэтического самопознания, несмотря на манию его величия. Кабанов - это чистый постмодерн- тотальное отрицание всего святого , включая Б-га нашего в лапсердаке во имя искусных метафор! Но популярен у бывших читателей евтуха и вознесенского и их выблядков из интеллигенции
но давайте уточним , что вы понимаете под «интеллигенцией» - порядочный человек, как думают« юрик и марик», плохообразованный и с виной перед народом богоносцем , как сформулировал антисемит Гумилев и как понимали это в 19 веке, образованец по солжу?? просто культурный человек? Или это просто полемическое ругательство вроде фашиста ,ничего уже не значащее?
amiram_g From: amiram_g Date:Апрель, 15, 2013 21:08 (UTC) Редактировать Удалить Скрыть Заморозить Отслеживать (Ссылка)
(IP Address: 188.123.241.217)
<input ... >
Это марик и юрик. Это толстые бабы, ходящие оргазмировать к Борису Григорьевичу. Это русские интеренетные молочные и мясные православные коровы с косами, которые перепащивают "помогите котёнку обрести новый дом", лайкают православное рождество, лайакают "годовщина ареста гамарника" хуй зная, кто такой гамарник, думая, что это местечковый графоман, арестованный антисемитами за длинный нос. Это местечковые свинообразные образованки, у которых было в молодости пять-шесть мужей - русский, узбек, таджик, негр, татарин и хохол, которые на старости лет съеблись в торонто торговать холокостом, и оттуда ведут борьбу с русской косностью и нетерпимостью. Это весь этот совковый, фапающий на стругацких, быковых, хуерыковых, воспитанный паперным, лиозновой, яном арлазоровым, рассадиным, тополем, крыжополем, говносоветский пиздоохлос, которому ненавистно всё национальное, всё религиозное и всё традиционное.

За что я люблю Дана Дорфмана? А вот за такую кристаллическую правду, в том числе.

Амирам, мы с Вами оба твердо поддерживаем Израиль, а Рубина, настоящая патриотка Израиля и даже живет в том районе, котоый палестинские арабы считают почему-то своим.
Честь ей за это и хвала. Дальше, Рубина действительно хороший писатель, она пишет великолепно.

И все же, у тех кто возмущен именно Рубиной в данном контексте, к сожалению есть на это основания.
Я напишу об этом подробно, чтобы быть доказательней, поэтому поставлю несколько комментариев, в одном это не поместится.

В конце шестидесятых, начале семидесятых вся прогрессивная советская общественность (включая меня) абсолютно справедливо возмущалась изданием чудовищных писаний Ивана Шевцова.
Я, честно говоря, думал, что про Ивана Шевцова давно забыли, но к своему удивлению обнаружил довольно интересное интервью с ним в "Русской жизни". Интервью 2007-го года, тогда Шевцов был еще жив, не знаю как сейчас. Вот это интервью.
http://www.rulife.ru/mode/article/427/
Так вот, опусы Шевцова были откровенным антисемитским бредом. Кошмарные персонажи его романов с неруссскими фамилиями и именами почти все были если не убийцами, то патологическими негодяями.
Хоть хороший еврей, как правило в романе был и он, так же как и другие положительные герои боролся со всеми негодяями в романах Шевцова. Один из персонажей романа "Тля" с характерным именем "Додик", например, зверски убивает свою мать. Все это писалось кошмарным, топорным языком. О минимальном литературном мастерстве автора говорить не приходилось. Впрочем, Шевцов понимал, что не литературных изысков ждут от него поклонники его творчества. А они, разумеется, были, книги Шевцова можно было "достать" только по блату или купить за солидные деньги у спекулянтов. Их даже ксерокопировали и фотографировали, ну почти как "Гадких лебедей" или Солженицына.
Хоть никто их не запрещал, они были опубликованы вполне легально. Просто не хватало их для всех желающих прочесть эти шедевры. Я кстати, тоже не без интереса тогда прочел "Тлю", хоть многие ее страницы вызвали у меня не праведный гнев к "Додикам", а приступы хохота.
И вдруг...
Тень ушедшего во тьму времени Шевцова оживает на страницах очередного романа Рубиной.
Роман называется "На солнечной стороне улицы". Роман в целом, хороший.
И фильм по нему получился неплохой
Кто не читал, можете познакомиться с отрывком из романа здесь:
http://www.dinarubina.com/texts/tashkent.html
Но тем не менее...
Мать возвращается из тюрьмы. Там ей было несладко.
Какая ни есть, а все-таки мать. Но... ее относительно интеллигентная дочь, художница, ведет себя так, как будто бы в доме появился посторонний, ненужный ей человек. Она сводит контакты с вернувшейся матерью к нулю. Т.е., она ее знать не хочет. Мать после попыток сближения поступает не намного лучше. По принципу "Ах так!" Она начинает выживать дочь из двухкомнатной квартиры. Пишет на нее заявления в милицию, да еще от имени соседей. Ну в общем, делает все, что делают в таких случаях. Дочь же действует быстро и решительно.
Она начинает душить мамочку, так как молoже и сильнее ее.
Но не до смерти. Когда полузадушенная мать приходит в себя, дочь ей говорит: "Не разменяешь квартиру за месяц, придушу насмерть." Мать пугается и разменивает за две недели. Такой вот букет страстей.
Начали они выяснять отношения с этой сцены:
-----
— По нарам соскучилась? — спросила ее Вера.
Мать оскорбилась не на слова дочери, а на тон — спокойный. Бесило ее это спокойствие.
— Заткнись, акварель чокнутая!
— Ну, сядешь…
Мать прищурилась азартно:
— Эт кто меня посадит, ты, что ль?
— Я!
Вера ответила так неожиданно для себя и вдруг поняла, что может посадить. Стоило бы, во всяком случае. Чтобы не одуреть от зеленых кругов перед мысленным взором.
Мать задохнулась от ярости:
— Ты?! Ты?! Ты меня посадишь, помазилка драная?! — И присовокупила длинно. И еще присовокупила.
— Ну, эту поэзию мы слыхали, — невозмутимо ответила дочь, повернулась и пошла к себе в комнату. Но не успела закрыть за собою дверь, — мать подскочила и кулаком сильно ударила ее по спине, между лопаток.
Вера в драку не кинулась, сдержала себя, хотя волна горячей крови долго еще гулким прибоем омывала сердце. И никаких кругов в воображении она вызывать не стала.
Отчеканила только с тихим, леденящим душу бешенством:
— Еще разок лапу на меня поднимешь — горько раскаешься…

Вы уже догадались, что и мать и дочь принадлежат к титульной нации СССР, обе они - русские женщины.
С простыми русскими именами и простой русской фамилией "Щеглова".
Так вот, в этом своем романе, Дина Рубина оживила тень Шевцова, описав именно так семейные отношения самых близких людей. Как тут не вспомнить Шевцовского Додика, который мать таки порешил?
Я понимаю, что она не обобщала, что, в отличие от Шевцовских творений, роман этот вообще не об этом, что она вовсе не доказывала этим, что русские дочери душат своих матерей.
Иван Шевцов действительно был негодяeм и обращался к таким же негодяям, которые разделяют его отношение к "додикам". Рубина же - культурная, интеллигентная женщина с уважением относящаяся к великому русскому народу в целом, и к большинству его отдельных представителей, особенно ей знакомых лично. В общем, "красавица, спортсменка, комсомолка, отличница", не то что урод Шевцов.
Но Рубина считает, что она вправе описывать кого угодно как угодно.
И в интервью она тоже дает себе подобную индульгенцию.

Я ставлю цель писать как можно лучше, и мне плевать – как это называется и воспринимается в суде. Искусство – не юриспруденция. Это волшебство, божественная игра, создание параллельных миров. Талантливо написанная вещь всегда воспринимается как пронзительная правда, причем с большой буквы.

Это не ново, так до нее говорили многие писатели. Примерно так же говорил о своих книгах середины девяностых Владимир Сорокин ну и разные другие авторы, в том числе и классики.

А вот я так не считаю. Потому что я воспринимаю подобных персонажей именно у Дины Рубиной в тексте, как вольную или невольную провокацию

Мне все равно, как сама Рубина объясняет подобные сюжеты и подобных героев в своих текстах.
Какие литературные задачи она решает и как она добивается "пронзительной правды".

Кстати, я терпеть ненавижу этот набивший оскомину эпитет у слова "правда". Если это действительно правда, то она должна быть не "пронзительной", не русской, не еврейской и даже не "святой".
Правда есть правда. Любой эпитет уже придает лживый оттенок той правде, о которой пишет или говорит
писатель.
Мне не все равно как я сам воспринимаю подобных персонажей. Опусы Шевцова для меня тоже были провокацией. Но Шевцов был моим врагом и врагом всех, кого я считаю друзьями.
Я за ограничение творческих порывов. Нет, не за цензуру, а за самоограничение. Считаю, что порядочный и умный человек должен ограничивать свои творческие порывы некоторыми простыми правилами. В частности, в России есть сколько угодно талантливых русских писателей. Вот они пусть и пишут о подонках с русскими именами и фамилиями. Среди любого народа нечисти немало, так что писать есть о чем. А Рубина, если ей хочется писать о мерзавцах, путь пишет о мерзавцах - евреях.
Их, к сожалению, тоже хватает.
Рубина, как и все ее единомышленники настаивает на своем праве писать, что хочет и о ком хочет.
Если бы наш мир был близок и идеальному, если бы не лилась кровь в самых разных точках планеты, если бы ненависть всех ко всем не возрастала а исчезала, как легкая тучка с июльского неба, пусть бы в таком мире Рубина и остальные действительно писали все, что им вздумается. Но мы живем пока что в мире страшной сказки, чем дальше, тем страшнее. И, если талантливый человек своими писаниями способствует злу, разжиганию ненависти, провоцируя зло я в таких случаях говорю:
- Лучше бы он был бездарным.

Каприлес

Ехал сегодня с работы и разговорился с чуваком о выборах в Венесуэле. С одним кавказским братом.
- Каприлес гомосексуалист, монетарист, с ненавистью относится к бедным и нацменьшинствам, молится на кости Тетчер и разбогател на порнобизнесе.
А тот на меня посмотрел с грустью и говорит:
- Это ещё не всё.
Я ему:
- Как ещё не всё? А что ещё? Ну неужели же он?! В Венесуэле?
- Да.

Гос-оди, почему, если какая-то блядь, то обязательно? Мне что, это всё снится?

Марговский стал шахидом

Иранские коммунистические корейцы! Нет. Сирийские кегебешные белорусы! Подло проникли в самое сердце! Ужасно подвергли опасности самое святое.
Мужчины и женщины! Президент выступит с речью! Крепитесь! Окрововавленная рука больше не посмеет! Встанем бок о бок! Нет! Среди нас есть и геи! Встанем спина к спине! И не допустим! Чтобы больше никогда! И чтобы восторжествовала! И свобода! Рыночная экономика -это то, что велела дева Мэри Франклину! С нами Капитан Америка! Все встали! Поднимается флаг!  Где поднимается? Где-где! В Караганде! На линкоре Миссури! Какой флаг? Вы спросили, какой флаг, сэр? ЗВЁЗДНОПОЛОСАТЫЙ, ТВОЮ МАТЬ ФЛАГ! Мужчины и женщины! Мы должны спасти беженцев, которые подверглись! Пострадали от тоталитаризма! Желают равных прав! Потому как диктаторы не есть то! Но они прокрались прямо в сердце! Чёртовы беженцы! Это не беженцы. А кто? О...

Ты будешь гамбургер, Железный человек? Настоящий гамбургер?
Буду ли я гамбургер? Буду ли я гамбургер? Чёрт возьми, буду ли я гамбургер?
С песи колой, Железный человек! С пепси колой! Как твой папа во Вьетнаме!
Аааа. С пепси колой! ДА! ДА!
Я БУДУ ГАМБУРГЕР!

Мужчины и женщины! Президент кончил!

Где моя бейсболка? Где моя грёбанная бейсболка? Где моя чёртова грёбанная бейсболка?