April 29th, 2013

Ситницше

Я немного замотался, как бы в суете весь, и, каюсь, пропустил весьма важное событие, не отдав тому должного. Был день рождения у нашего всего. Родился Александр свет Абрамович Ситницкий!

В тот день на Сумской улице ударил гром и молния была.
Померанц въехал в Харьков на осляти, достал и помахал.
Миркина омыла ему.
Три вахлака, Чичибабуин, Нагибин и Синявский, пришли из Могилёва, Бобруйска и Шепетовки.
Хрущёв отправил вагон лучшей кукурудзы.
Даже в Кремле не гасло окно. Курился дымок. Звучало Сулико.
- Лаврэнтий, мнэ приснился таварищ Карл Маркс. Он сказал мнэ: Коба, сэгодня радился чилавэк, каторы аканчателна разобьёт свэтлыэ идэалы сациализма и свергнет твоё свэтлое имя с Мавзолэя. Партия нэ может эта дапустить. Прэдлагаю зарэзать всех младэнцев мужскова пола в Харькавэ.
- Паддэрживаю.
- Не, тоуарыщы. Предлахайу спервой услушать мненье Краснохо ШаманА.

Вводят Красного Шамана. Это красногвардеец, на которого во время взятия Конотопа упал зацепившийся за колокольню аэростат "Заря Украйны". Красногвардеец выжил, ослеп, оглох, однако приобрёл дар пророчества. Входил он в транс под воздействием самогона, настоянного на волосах и ногтях Ленина. Налили.

- Вижу, товарищи! Вижу, други! Идёт сила огромная! Сила могучая! Рать великая! Идёт! Истину говорю! Если Главный Православный Интеллигент, что въезжает в стольный град Харьков, успеет обсыпать своей перхотью и обрызгать чесночным настоем Младенца Правозащитника, то не устоять нам, большевикам... Торопиться надо. Торопиться...

- Прэдлагаю патарапится!  Атправить прэданых чэкистав в Харькаф.

Но на пути чекистов встали горы высокие. Горбаневские мохнатые, дремлюги неперелазные, файнберги глубокие. Не прошли чекисты окаянные! Застряли по самое делоне.

С чем мы новорождённую гордость перевода с древненееврейского языка на суржик и поздравляем.

Новая запись

Царствующая в русской литературе наглая хунта местечковых либералов работает за двоих.
До сего момента у меня были сомнения в том, что она есть, что существует слаженная система контороля за литературой. Что они отсеивают тех, кто не соответсвует им идеологически.

Нет, дорогие мои, сомнения отброшены. У меня есть доказательства. Непреложные. Эти бляди держат ситуацию под контролем.

Как-то прочёл, уже не помню, в чьём журнале: а что Григоров имеет такой маленький журнальный зал? Вон посмотрите, как у Цветкова, Рубинштейна, Айзенберга, Хуйвротштупа - у тех, мол, всё в порядке.

Что тут следует сказать? Ну, во-первых, я никогда от своих взглядов не откажусь. Мне совсем не нужно, чтобы кучка провонявших чесноком борцов за права геев, уродов самых настоящих, сочла меня чем-то вроде себя.

У меня есть одна публикация в ЖЗ - это для меня - Золотая звезда Героя. Потому что это Иерусалимский журнал. Это мой Израиль. Это моя любимая страна. Но и Россию я тоже люблю

Я хочу через этот частокол плешивых голов, продавших веру своих предков, продавших пепел своих предков, наглых и бессовестных оккупантов, галутных гадких выкрестов, этих тараканов, нафаршировавших собою все литературные щели - докричаться до народа, имеющего безусловный копирайт на язык. Я о русском народе.
Удастся докричаться - я буду на седьмом небе, не удастся - остальноеневажно!

Я буду стараться. Теперь уж точно. Теперь уж это - абсолютно точно.