June 2nd, 2013

Интеллигенция, как Гаумата

Все помните историю про Гаумату, мага мидийского, который воссел на трон Персии, объявив себя Камбизом? Персидский царь Камбиз умер, возвращаясь из египетского похода, и, воспользовавшись смертью царя, проходимец, которому до того ещё отрезали уши (обычное наказание в Иране), объявил себя царём, и управлял гигантской страной из гарема, пока его не разоблачили персидские вельможи.

Я часто вспоминаю эту древнюю историю.

Например, когда иду мимо Морозовской больницы. Там у нас была кафедра детских болезней. Прохожу и постоянно вижу табличку "эта больница построена на средства купца Морозова в 1903-м году". Табличка эта на месте прежней, дореволюционной.
И тогда я думаю - вот она, буржауазия (без отрицательных коннотаций), вот он, русский деловой класс. Нынешние предприниматели "русские", которые, в зависимости от этнического своего происхождения, вкладывают деньги в Британию и Турцию, имеют ли они отношение к словам "русская буржаузия"?
Не большее, чем Гаумата к персам и персидскому царскому дому.

Или интеллигенция. Та, прежняя, которая "служило жертвенно народу", представители которой строили школы для крестьян и учила их за свой счёт, которая, что говорить, сошла на путь откровенно фанатический, но исполненный альтруизма! И кто теперь называется именем интеллигенции? Кто? Живущие на две-три страны упитанные и обеспеченные проходимцы? Графоманы, бездельники, рантье, эмигрантские уроды, задыхающиеся от расовой ненависти, которые счастливы тем, что проклинают и ненавидят "эту страну", она же роисся и раша?
Или обитатели внутренностей Садового кольца, не работавшие ни единого дня никогда? Даже за деньги! Я уж не говорю, что бесплатно "для народа"! Те, кто зовут жителей остальной страны "ботвой" "быдлом" и т.д.? Это интеллигенция? Не смешите. Всё это - типичная кража бренда, жульничество и самозванство.

Как понять это? Да так же, как было в случае древнего Ирана. Пощупайте им уши! Они отрезаны.

Гозманиана продолжается

Очередной колбасно-житомирский американец, разумеется, графоман, изверг из своих недр говностишок. Привожу:

Макакам-шакалам
Леониду Гозману

«Оставьте меня в покое на все времена свои,
Провидцы, отцы-герои, отступники, холуи.
Живу, как живется птице, горю, как горит заря.
Противны мне ваши лица, — по честному говоря.

Не вам возвещать о правде, умишком трясти не вам.
Вопите вы денег ради, а это — позор и срам.
По жизни шагая гусем, юлите, ходя конем.
Мы вас все равно — раскусим, за подлости — проклянем».

Уверенно, хладнокровно он знамя свое несет.
Отчаяный рыцарь словно, собравшийся в дальний поход.
А эти, как злые собаки, как воры в темную ночь.
Холопы, забудьте о драке — безродные смерды, прочь!
http://www.poezia.ru/article.php?sid=99374


Качество стихов явно заставляет думать, что написаны они бациллой. Тут тебе всё - и рыцарь гозман, явно герцог или барон, и безродные русские смерды, они же собаки и воры. А гозман явно копейки не брал, худой, как донкихот, со знаменем роснано. В комментах ещё одна гнусная сволочь, бывший бакинец, а ныне израильтянин арустамов, оскорбляет Авигдора Эскина.

Когда думаешь, вот столько есть умных евреев, такие физики, такие химики, я уж не говорю, такие толковые биржевики, как же  евреи мир не захватили ещё так лет сто назад? Или отчего Израиль всё ещё не размерами с Францию? Или почему всё ещё есть антисемиты, которые никак не переведутся? А вот только потому, что свинцовой гирей висят на нас евреи дебилы, евреи козлы, евреи болтуны, евреи бесстыжие воры, евреи лжецы. 

Моё окончательное мнение по поводу всего того, о чём и т.д.

Празднование Дня Победы в России – это не только радость «со слезами на глазах», не только величайшая гордость за победу наших предков, и горечь от немыслимых потерь, которые понесла в те годы наша страна. Это, в последние время, ещё и непременная свистопляска, совершаемая в блогах, газетах и прочих медиа некоторыми людьми, старающимися как можно злее и больнее высмеять и этот праздник, и всё, что с ним связано.

Приходится признать, что часть этих людей, маленькая часть, но до обидного горластая, и оттого - значимая, старательно подчёркивает своё этническое происхождение. Вернее даже так – не стыдится начинать свои опусы со слов, что они, де, евреи.

Лично у меня уже сложился стереотип - если какая-либо статья о войне начинается со слов: «я еврей, и множество моих родственников погибли (на войне, в Холокосте, в погромах и т.д.)», у меня сердце невольно сжимается от предвкушения стыда. Я начинаю ожидать подлость, пошлость, или, в лучшем случае, глупость, и много, очень много примитивной лжи.

В праздничные дни один из блогов привлёк всеобщее внимание краткой статьёй, под названием «проигранная война». Вы подумаете, что это немец пишет о своей Второй мировой войне? О, нет. Автор – некий Михаил Берг, обитающий ныне в США. Стиль автора не оставил сомнений в том, что этот М. Берг – наш относительно недавний соотечественник.

Статья начинается со слов «сколько бы ни погибло на этой войне моих еврейских родственников». (Тут уж пришлось напрячься, и предчувствие, увы, не обмануло).

Автор сообщает нам, что День Победы «самый мерзкий и самый эффективный инструмент манипулирования общественным сознанием». Что имя этому самому Дню Победы «свальный грех».

Придётся пройтись по тезисам сего труда.

«лучше бы мы эту войну проиграли. Евреям и так было хуже некуда, ну, было бы еще хуже. Зато для русской культуры, для русского общественного сознания – полновесное поражение было бы лечебно и спасительно»

Первое, что надо бы уточнить. А кто это «мы»? Русские? Советские люди? Или же «мы» - это евреи, к которым относится сам автор, обозначив это столь тщательно в самом начале статьи? Если «мы» - это все советские люди, что логично, то проигрыш в той войне закончился бы для евреев, части советского народа, только одним, и мы знаем, чем, ведь немцы не делали из этого никакой тайны. Закончился бы тотальным, безжалостным и полным уничтожением ВСЕХ евреев СССР, а также евреев Польши, нашедших спасение на территории Союза, причём включая и восточные группы, на территории Кавказа и Средней Азии, которые никогда не видели немцев, не жили в Европе и ни в каких европейских событиях замечены не были. Автор наверняка это знает. Но пишет про «ещё хуже». Что это значит? Это такой эвфемизм для слова «уничтожение?» Он готов к тому, чтобы все до единого его соплеменники, включая, очевидно, и самих предков автора, исчезли бы с лица Земли, только для того, чтобы проучить на словах этих неблагодарных русских скотов, имевших наглость не проиграть великих войн?

По мне, по степени низости и лживости этот пассаж напоминает только одно – призыв юденратского начальника Румковского к евреям, (одним из которых, как это ясно, являлся и он сам), отдавать своих детей на смерть в концлагерь, во имя спасения собственных жизней. Ничего другого на ум не приходит.

И как русская культура, которая, по мнению Берга, больна, излечилась бы? Как спаслась? Воспела бы христиански победителей, перебивших её сыновей? Впала бы в душеспасительное лакейство? В стиле Петэна, устами своих поэтов благодарила бы немцев, низко кланяясь, за избавление от «еврейской заразы»? Представьте себе Берггольц, хвалящую германцев за «суровую, но необходимую в терапевтических целях» блокаду Ленинграда? Или Твардовского, воспевающего солдата Тёркина, который сдался немцам и заложил попутно нескольких коммунистов и пару евреев-политруков? Или того же Эдуарда Асадова, пишущего поэму про несчастную, неразделённую любовь расово неполноценной славяночки к исполненному добродетелей герою эсесовцу?

«Все большие европейские страны пережили горечь поражения, и эта горечь способствовала бы не только вменяемости, трезвости, но и скромности, отказу от иллюзий, от мифа непобедимости. Способствовала взрослению».

Во-первых, ложь очевидная. Британия, несомненно, большая европейская страна, но в войнах последних столетий, будучи недосягаемой, из-за островного положения, для сухопутных армий, побеждённой и оккупированной не была. Следует ли счесть англичан «незрелым народом», одержимым мифами? Невменяемым? Ну ладно, позабыл Берг про Британию, как-то она уж очень на отшибе. Тут даже другое интересно. Неужели, если какая-либо нация не была завоёвана, унижена, простите, подвергнута групповому изнасилованию, она – по факту не приобрела совершенства? Если переложить это на язык улицы, только ли тот, кто стоял на коленях, только тот, кого сделали «петухом» - и есть вменяемый, трезвый и скромный, иными словами, повзрослевший человек? Тут, поневоле, подумаешь: ой, неладное какое-то детство было у Берга. Ну, свершилось, разнесли по кочкам, наконец, ненавистную Русь-матушку, а что последует за тем?

«А за всем этим улыбнулась норма, норма обыкновенного государства, которое ценит человека не потому, что он - строитель коммунизма, а потому что он еще пригодится, да и немного их осталось».

В этом пассаже не плевок в «строителей коммунизма» привлёк, как говорится, шут с ним, с коммунизмом, а именно что «немного их осталось». То есть Берг проговорился, и тут ясно, что высшим благом он предполагает основательную прополку этого русского поля. Вот если бы выкосить Иванов погуще, если основательно проредить, то тогда и улыбнётся. Тут и будет желанное счастье. В общем, ничего тут оригинального Берг не изрёк, пожав союзнически костлявую руку фюрера.

«Понятно, никакой жизни под фрицем долго бы не было. Гитлер был обречен. И англичане с французами, наши спасители и освободители, его победили бы и нас милостиво бы освободили».

Тут даже не ложь. Если то, что мы считаем в норме ложью, счесть простудой, то тут – туберкулёз лёгких. Гитлер был обречён? Кем? Оккупированной им нацело Францией? Британией, которая из последних сил отбивала воздушные налёты, и сухопутные части которой уступали немцам так разительно, что только нерасторопность последних помешала прихлопнуть триста тысяч англичан, как муху, под Дюнкерком? Тут, по-моему, даже комментировать нечего. И, скорее всего, разгром СССР привёл бы Германию к её тогдашней цели – Тысячелетний рейх в Европе возник бы.

«вместо высокомерия – благодарность в кои веки раз, которой просто нет в колчане русских чувств».

Ну, тут Берг проговорился снова. Тут, наконец, стало ясно, кто такие эти «мы». Мы – это русские. То есть, на самом-то деле, для автора это - «они». Берг и подобные ему очень ловко, на манер напёрсточника, меняют эти «мы» и «они» местами, вводя читателя в заблуждение. Там, где надо высказать профанированную сопричастность, «мы» - покажется неискушённому читателю символом общности, а предварительное упоминание автором своего еврейства – просто обозначением одного элемента из множества, вошедших в это «мы». Но потом неуловимое движение руки – и выясняется, что это «мы» - это только несовершенные русские, неблагодарные, поистине второсортные существа, нуждающиеся в завоевании, взнуздании и колотушках.

Может ли человек, назвавшийся евреем, а это значит, возложивший на себя большую ответственность, прикрываясь крайне произвольно понимаемой «свободой слова», оскорблять другие народы, я о русском? Обычаи русского народа, историю русского народа? Топтать то, что у русских – несомненно, святыня? Лгать? Оскорблять точь-в-точь так, как это было принято у самых махровых антисемитов, высказывавшихся в разные времена в отношении самих евреев? Я не думаю, что на этот вопрос могут существовать разные ответы.

Вот ещё свежий скандал на тему Дня Победы, вызвавший не в пример более сильный резонанс, чем опус мало кому известного Берга. Эта история с высказыванием Гозмана (если честно, не знаю, кто это, и какова его должность, а гуглить неохота, но человек, явно, знаменитый), приравнявшего части советского СМЕРШа и фашистских СС.

Мне представляется, что окажись Гозман в то время, и в тех местах, где действовали СМЕРШ и СС, и при условии, что у него не нататуирована свастика на всю спину, СМЕРШ вряд ли им заинтересовался бы, а вот что касается СС, то эти люди, полагаю, быстро бы убедили Гозмана в уникальности своих идейных установок.

Безусловно, известная реакция девушки-корреспондента на гозмановское высказывание была некорректной, я даже так скажу - весьма свинской, однако же, разве не этого ждали те, кто позволяет себе сравнения такого рода? Разве целью тех, кто упорно и тщательно «троллит» русский народ во всех областях его жизни, не является рост антисемитизма? По-мне, так это их главная цель.

Есть, впрочем, и ещё одна цель. Внушить населению нашей страны, да и всему миру, что СССР и Германия, Сталин и Гитлер, советский (считай, русский) народ, идеологией которого был марксизм, и немецкий народ, придерживавшийся тогда, в своём абсолютном большинстве, национал-социализма – близнецы-братья, по сути, одно и то же, равно антисемитские, людоедские и расистские силы.

Казалось бы, это легко опровергнуть, достаточно вспомнить, что в немецких концлагерях, типа Аушвица, абсолютное большинство заключённых было евреями, лишёнными в Германии права на жизнь, а в сталинских лагерях сидели представители всех народов, и если и было там большинство, то составляли его, как раз, русские, пропорционально своему проценту населения страны. А вот среди руководства органов НКВД, среди генералов, среди партийных начальников и Героев Советского Союза, среди руководителей советских заводов и тех учёных, что ковали оружие Победы в тылу – процент евреев было явно больше их процентной доли в населении Советского Союза. Казалось бы, это вещь неоспоримая. Но всё громче и громче голоса тех, кто пытается создать фальшивое равенство, навязать несуществующую в помине равнозначность Германии и СССР.

А вот интересно, почему Берг, почему Гозман? Почему, чёрт побери, именно евреи, как никто понимающие антисемитскую сущность германского нацизма, подвизаются на ниве этой клеветы, по сути, диффамации?

Чего же они хотят-то? Неужели в чьи-то головы закралась мысль, что можно продавить зачисление России, как наследницы СССР, в ряды «соучастников Холокоста» и получить с неё денежки, как с Германии?

Ну, предположим, получится. Как, с пенсии доживших до наших дней нескольких военных ветеранов, открывших в 1945 году ворота Аушвица, тоже получить посмеете? А с русских потомков русских женщин, усыновивших тогда еврейских сирот, как, возьмёте?

Или, может, возникла идея превратить европейское еврейство России в такой вот американский кнут, который будет больно щёлкать, или, вернее, направлять славянскую строптивую державу в западный хлев, кнут неподсудный, лживый и безБ-жный?

И что, евреи, вам действительно нужна покорная Россия, слабая, бессловесная и без позвоночника? И как вы смеете жить так, будто нет Израиля?
А знаете, почему он есть? Потому что еврейство России, дикой, закосневшей в квасе и капусте России, тогда, в те годы, не кинулось практически повально в кирхи и костёлы, а, преисполнившись Б-жьей воли, двинулось в Палестину. И не немецкое еврейство, тех, пока жареный петух не клюнул, не французское, и, сто тысяч раз, не британское, а именно русское еврейство стало остовом грядущего израильского государства. Именно на плечи этой русской алии и легли основные тяготы войны за независимость. Победа в которой – вообще говоря, чудо, но чудо объяснимое тем, что они были – из страны, которая принципиально не капитулирует, из державы, которая не вставала на колени. И ещё знаете, почему Израиль есть? А потому что руководитель СССР Сталин, имевший, безусловно, собственные цели, собрав голоса советских сателлитов, а также, использовав голоса Белоруссии и Украины, сломал сопротивление Британии и Америки, как известно, изначально не желавших возникновения еврейского государства в Палестине. Потом да, всё поменялось, СССР и Израиль надолго стали недругами, но сейчас, для того, чтобы в мире было больше степеней свободы, для того, чтобы было больше пространства для манёвра, в том числе, и для Израиля, необходима Россия с позвоночником, а не вымирающая криптоколония в духе 90-х.

А что же касается Берга, Колкера, Гозмана и т.д. – не верю и ни за что не поверю, что их оскорбительные опусы и мерзкие высказывания диктуются, хоть парадоксальными и извращёнными, но представлениями о справедливости и благе. Не добра они желают. Совсем другого хотят – отнять, причём не только у русских, у всех нас, чьи деды воевали с Германией, а не с закуской в ташкентских ресторанах, повод для гордости, унизить нас, «опустить», превратить в толпу одиночек, не связанных никакими узами. Знают, что в таком состоянии мы не просто перестанем быть непобедимыми, нет, тогда просто бери нас голыми руками, делай с нами, что хочешь. И тут уж дело в нас самих – допустим ли мы такое.