September 4th, 2013

Немного кулинарии

В 2011-12 годах на повестке дня было главное различие: противопоставление между “Россией айфона” и “Россией шансона”. Предполагалось, что в то время как в последней дикие, всегда нетрезвые люди бьют жен и перерезают друг другу горло из-за пары сотен рублей, в первой активно развиваются европейские ценности: сильные свободные мужчины, имеющие свой бизнес, читают “Афишу Еда”, маринуют утку по-бургундски, одновременно одним глазом последний шедевр Вуди Аллена, и тут же скармливают утку и Аллена прекрасным и эмансипированным женщинам своим.

И вот в начале 2013 года разорившийся московский ресторатор Алексей Кабанов, сооснователь “О.Г.И.”, всеобщий знакомый (у меня c Кабановым 35 общих друзей на Facebook), образцовый герой “Мы-были-на-Болотной” и телеканала “Дождь”, на котором работает его бывшая жена, предположительно убивает жену нынешнюю. И не только убивает, но и устраивает на этот счет многодневный моноспектакль для всего креативного класса. Спектакль под названием “Ирка не нашлась”. http://www.kp.ru/daily/26013/2936995/

В преддверие оглашения приговора подумаешь порой. А может, стоит дать креативным поварам будущего несколько рецептов?

Шашлык по-Черски.
Помидоры крупные 3 шт., баклажаны 3 шт., курдюк 50 г., филе Черской - 500 г, лук. соль, перец по вкусу.

Нарезать филе Черской крупными кусками, нанизать на шампуры, жарить на углях, читая вслух стихи Рубинштейна. Подавать горячим.

Суп "Белая лента".
Отвариваем рёбра Черской до готовности, добавляем чеснок, картофель, нарезанный в виде белой ленты, рис, зелень, соль, перец.

Подавать на креативных тарелках - на дне тарелок должны быть портреты Немцова, Каспарова и Быкова, и начертано высказывание: Сначала они пришли в холодильник за тобой!

Второе блюдо "Не совки" (руки Черской с базиликом)
Мясистые руки Черской томятся в на сковородке, позже добавляем каперсы, розмарин, и, собственно, базилик.

Перед подачей на стол поётся песня:
"Возьмёмся за руки друзья, возьмёмся за руки друзья, чтоб не пропасть по одиночке!"

Немного философии.

Моя тётка обожает жёлтую прессу, киркорова сына бедросова (чахотку ему в бедренную кость), новогодние шоу с Пьехою, боюсь, что даже мерзкая пенка в уголках рта Градского, копящаяся во время вокала, у моей тётки вызывает умиление.
Но Б-г с ней, она старая и действительно провинциальная, как минский маргарин. Или бобруйский йогурт. Из семьи, где маленькую медную хануккию ставил на телевизор, чтобы примирить два культа.
Ну, так вот, купила она (тётя) жюрнал "7 дней". Для тех, кто не знает, это жюрнал с программой телепередач, кроссвордом, перманентной фотографией Киркорова с раззявленным ртом и краткой историей из жизни галкина. Предназначен для быдла, ведущего растительную жизнь перед телевизором, на фоне ковра на стене, причём стена – в Орехово-Борисово северном.
Ну, таки сижу я себе на кухне, сижу. Перед тарелкой супа. И вдруг вижу этот жюрнал «7 дней», этот требник телевизоропоклонников, лежит, раскрытый, а на обложке – наташо королёво и тарзан.
И столько в их дивных лицах этакого неправдоподобно ишачьего, столько неистребимо, термоядерно совкового, столько от полотенца с лебедями, столько от резиновых «вьетнамкив», столько от самого миста Житомир, разлива, года, этак, 78-го, что у меня аж мой удвоенный аппетит и тот пропал.
И я подумал. Батюшки, подумал я. А ведь у них и вправду всё получилось. Действительно удалось. Усё уышло. Королёва так вообще. Сначала кучерявый московский москаль, блеющий песенки, и, судя по песенкам, добрый чоловик, привозит в Москву, где деньги лежат, а потом, выполнив свою роль, послан на херъ вовремя, и находится вкраинец, жеребец настоящий, из той же школы имени Кобзаря на улице Щорса, а этот тебе и черевички достанет, и чо хошь.

И я понял. Знаете, почему эсэсэр не соберётся снова? Не потому, что этому препятствует Америка. Не потому, что бывшие первые секретари, ставшие бизнесменами, спикерами и т.д. – против. Не потому, что против - либеральные интеллигенты, типа генри резника или борового, уже просто не смешите.
Потому, что распад СССР, и то, что за ним последовало, не вызвало отторжения у хутора бескрайнего, у многомиллионной слободки, с её культом блядства и цыганщины, у южного арбузного совхоза, тянущегося от Краснодара через Ростов до Тирасполя. С метастазами в Москве, Киеве, и т.д. (Отдельный метастаз в русской литературе, но это тема разговора особого). Вселенная суржика, азибажанских ковроу на стене, тортОв с лебедьми на свадьбу, крымских вин, хрустальных ваз и прочего - прахаласоуала за. И усё. Как ховорится.