October 1st, 2013

Толокно будет есть

Толокно будет кушать! Прогремело, как глас ангела. Толокно теперь будет кушать! И Лев Рубинштейн, сорвав картуз с плешивой головы, бухнулся на острые коленки и мелко-мелко закрестился на колокольню ближайшего монастыря. Толокно будет теперь кушать! И Файбисович, отклячив задницу, повалился земно, метя бородою паперть и шепча" богородице дево радуйся". Толокно ест! -- объявлено по всей руси великой. Всяк ныне сыт с того! Врачи велели Толокну есть, и если раньше питьевую воду отбирали, то теперь жрёт она в три горла, чавкая, присасывая, лакает супчик прямо из тарелочки, курочку с хрустом перемалывает! Карлица Вежлян застучала лбом о подножие иконостаса, что твой дятел лесной - Толокно жрёт! Алилуйа. И даже Лес Густой, оформив подряд четыре первых блюда и пять вторых, заев всё семечками, сушёными фигами и монпансье с пивом, отрыгнув сыто, рот перекрестив истово, прошепчет, расстёгивая штаны, немилосердно врезающиеся в плоть: "несть в том греха, ибо и толокно ныне жрёт.