February 11th, 2015

немного об "интеллигенции"

Нам внушал перестроечный "огонёк" всякую мифологию, которая рождалась в среде отставленной элиты. То есть, среди тех, кто был сброшен и не достиг высот - такие, как Окуджавы, или, как Гинзбурги, например. Другие, не менее бесчестные или амбициозные, подсекли под коленку партийную карьеру отцов этих замечательных семейств, написав более толковые доносы, или, попросту, лучше сориентировавшись в обстановке. Семейства же эти долго остались в тени, ушли вниз, на их отпрысков теперь легла генерация мифов, графомания, фарцовка, бардовская песня и вообще, формирование характерных черт всей этой подлой и продажной страты, что зовётся "советской интеллигенцией".
Хоть к этим самым "совинтелям" и прилипали образованцы с самых низов, какие-нибудь толстые библиотекарши из Невинномысска, основой страты оставалась именно элита, верней, звено неудачников элиты, потомство "сбитых лётчиков" Иосифа Сталина, его любимые пудели, типа Пастернака, его обслуга, обиженная хрущёвщиной.

Так вот, перестроечные огоньки стали рупором этих отбракованных усатым грузином кадров. Конечно, ничего хорошего из этого не вышло и выйти не могло.
Особо интересна тут т.н. "мифология гулага", где один из самых интересных мифов был такой: охранники лагерей якобы благоволили уголовникам, считали их "классово близкими". Вообще это словосочетание явно принадлежало представителям элиты, это одесские комиссары-неудачники могли так окрестить, и больше никто. На самом-то деле, были эти заключённые не мифологические профессора в очёчках, а матёрые пожилые волки, цареубийцы и предатели, типа радека, им, революционной шпане, была близка шпана обыкновенная, и эта самая "классовая близость" с представителями низов, с быдлом - характерна для "совинтелей", как мало что другое. Всякие "окурочки" от картавого дегенерата юза алешковского, или переделанные на хохлядский лад известные голливудские истории от киевского ублюдка "адольфыча" - вот что вызывало у образованщины восторженный писк. Так было и так будет. Если только эта поганая каста не будет отторжена от русского дерева - и не исчезнет, как таковая.