January 26th, 2019

Новости от поэта-переводчика А. А. Ситницкого

Между тем, видный переводчик А. А. Ситницкий нашёл в себе очередные корни. Как известно, многонациональный сын советского народа уже находил в себе: 1) польские, а именно, магнатские и королевские, после катастрофы самолёта польского президента, 2) грузинские, (не будем распространяться, посокольку это может повлечь за собой диффамацию в отношении августейших особ Мухранских-Багратиони) после войны в Южной Осетии, и 3) украинские, а именно принадлежность к кошерным атаманам всея Запорожския Сечи, во время майдана. И всякий раз этот совестливый и всеотзывчивый русский интеллигент сурово вопрошал Кремль: "доколе?" и требовал, весь исполненный справедливого гнева: "отпусти народ мой!"
Итак, покопавшись в семейном архиве, Александр Абрамович узнал, что его прямой непосредственный предок, Хулио Педро Ибаньес Гомес Ситницио-и-Пейсатос был родом из Венесуэлы, являлся венесуэльским герцогом первой гильдии, кандидатом в президенты, благотворителем, меценатом и землевладельцем, и ему, между прочим, принадлежали те земли, на которых незаконно добывается венесуэльская нефть! Разумеется, права на эти земли передались по наследству А. А. Ситницкому. Но революционеры, голытьба, индейцы разные и большевики выгнали Хулио Педро Ибаньеса Гомеса из Венесуэлы, и он был вынужден остаток дней провести в коммуналке на Сумской улице города Харькова, что было актом произвола, беззакония и в семье поэта-переводчика жёстко осуждалось.
Тщательно проанализировав свои детские воспоминания, А. А. Ситницкий вспомнил самое первое слово, которое он произнёс, вставая как-то с горшка на коммунальной кухне: "Кагакас"! Вспомнил и завещание дедушки, что тот успел перед смертью озвучить на чистейшем латиноамериканском:
- Саша, бегеги Кагакас от Госсии, это наша година!
А. А. Ситницкий готов с оружием в рукав идти сражаться с ЧВК Вагнер, большевиками, коммунистами и путинистами. Все завещанные ему нефтеносные латифундии он таки безвозмездно передаёт правительству США, высказав небольшое пожелание, чтобы с этих денег можно было повысить вэлфер для гонимых русских писателей (список был приложен). Сейчас он изучает венесуэльский язык, также каракасский и латиноамериканский языки, потому что родина его предков - тоже многонациональная страна! В процессе обучения были переведены на венесуэльский стихи Марговского, и Херсонского!

По поводу инвалидов войны

Никогда не забуду историю, которая широко разлетелась по ЖЖ эпохи его юности, про "собранных в лагеря смерти Сталиным советских героев". Её с восторгом постили эмиграсты и отечественные либеральные хомяки, обильно снабжая ложью и помоями, и в те уже далёкие годы зари блоговой культуры несметное количество русских дураков и дур повторяли это всё, ничуть не смущаясь. Лента моя в ЖЖ была филиалом Привоза и Молдаванки, так что мне такое в ленту залетало по десять раз на дню. А речь шла об инвалидах войны, которых по приказу Кровавого Тирана собирали с полустанков и ночлежек огромной страны, безруких, безногих, слепых - и отправляли в специализированные интернаты "устроенные в монастырях". Тут не очень понятно, за что так переживали стада львов семэнычей - за монастыри или за инвалидов, но пафос весь заключался в одном - "этих людей лишали возможности прокормить себя, отправляли в концлагерь", якобы, чтобы те "не мозолили глаза". Ловкие пропагандисты подбросили эту тему, сопроводив жуткими иллюстрациями, набросками от художника, работавшего в таком заведении - лица. навсегда превращённые в кашу шрапнелью, оторванные челюсти, вместо которых косые рыбьи рты, обрезки рук и ног.
И отечественная людская масса, безмозглая протоплазма нулевых, вообще в упор не видела, что этих несчастных людей, героев, спасителей, которых бросили жёны, или у которых никого не осталось, или которые вообще не успели жениться - спасали от замерзания, от смерти под забором и под поездом, от алкоголизма, от загребущих цыганских лап, и направляли в места, где у них был гарантированный обед, где были врачи и фельдшеры, где работали протезисты, где устраивался досуг с песнями, где были библиотеки и чтецы для слабовидящих, где и наливали сто фронтовых, понемногу, на праздники, где многие такие люди, обречённые на скорую смерть под открытым небом, дожили до глубокой старости
Просто эта сталинская мера категорически шла в разрез с осевой стратегией 90-х - что человеческий балласт не нужен, что те, кто потерял квартиру по глупости, или стал жертвой махинаторов, должны сдохнуть, что бедных лечить не нужно, что "плодить нищету" не нужно - ну, все помнят эту идеологию, тем более, что наглые твари, дёргавшие за ниточки издыхающую от водки свердловскую образину, этих взглядов не скрывали совершенно.
Само собой, нужно было опорочить ту сталинскую акцию, чтобы не стала в какой-то мере примером для подражания - и местные либералы, и закордонные швали выли тут хором.
В России тогда был, (хоть и шёл уже на снижение) форменный 9 вал бездомности, как в 20-е или как после войны. Пусть выживают, все равны, каждый сам за себя, кто не вписался в рынок, тот сам виноват - вещали нам те, кто получал в те годы пайки, раздаваемые в России (в которой нет привилегированных племён, как мы знаем, тут что тунгус, что маньчжур), исключительно по расовому признаку - с обязательным исследованием родословной, с прикреплением бумажек, подтверждающих правильных предков из Бершади, даже с фотографиями надгробий! Плохой Сталин, наверное, был бы хорошим, если б отправил инвалидов с гармошками и бутылками клянчить по поездам. Но он был плохим, очень плохим мэном, не так ли, Лев Семэнович?

О блокаде, лихачёве и т.д.

Время академика Лихачёва пришло при Ельцине, если при СССР он был известен в достаточно узких кругах, то при "встающей с колен" его пихали всюду и кругом и проталкивали со страшной силой в "совести нации". Собственно, наступило время именно такого подвида русских людей - Астафьева, Солженицына, Гранина - эти люди в личностном плане удивительно соприродны самому Ельцину - они все ярко выраженные истерики.
Астафьев тогда из крепкого советского деревенщика превратился в "великого русского писателя", чуть ли не в нового графа Толстого, его навещал в загородном деревянному доме сам Президент, допившийся к тому времени до мычащего мула, и это транслировали на всю страну, чтобы легло на архетипический сюжет "Александр Македонский и Диоген" "Александр I и Серафим Саровский" и т.д., и вызвало волну умиления, Гранина тогда пиарили и печатали, Солженицын устроил опереточный заезд через всю страну на поезде и т.д., а в стране творилось чёрт знает что - миллион женщин вышло на панель, были бездомные, зарплаты не платили, начались войны, не было еды - но эти "мыслители и большие художники" неустанно лезли в каждый дом с голубых экранов. Я сейчас не к тому, что работы филологического начётчика Лихачёва плохи, или что его фигура, как пишут сведущие люди, однозначно потеряет сусальный блеск после открытия архивов НКВД - я тут ничего сказать не могу, это не моя тема и не моя задача - я лишь помню выступления этого "великого человека" на ТВ по политическому вопросу - типичный интеллигентский олигофрен, косноязычный ретранслятор всех мифов гитарно-журнального советского перхотьзавода.
То, что говорили они о войне, тогда упорно распространяли - это неудивительно, ведь лейтмотивом ельцинского времени было устранение всех причин для гордости - гордости за победу, за стройки, за космос, за то, что изменило мир и позволило нам жить и сейчас, потому как если тебе нечем гордится, то ты забудешь о гордости, станешь типичным жителем банановой страны, будешь торговать собой, кланяться господам, подбирать подачки и не станешь руководить своим будущим и вмешиваться в мироустройство, станешь вести себя, как двуногое животное.
Эти астафьевско-гранинско-лихачёвские высеры: ах, ужасно, ели людей, шли в атаку пьяными, и т.д., все эти "миллионы изнасилованных немок" - но то и направлены. И никакие литературоведческие штудии или добротные прозаические тексты этот навоз не оправдывают - люди пишущие часто такое несут, что хоть всех святых выноси.
Я сейчас о посте из ФБ, в котором приводятся блокадные мемуары Лихачёва - это поток сознания насмерть перессавшего лоха, вопль тонко устроенной фраерской души.
Собственно, то, что было страшно, то, что время было смертоносное, никто не оспаривает. Великие победы не бывают без жертв. Это не то же самое, что бросить атомную бомбу на другом конце мира - это когда приходится и зубами, и ногтями, и ложиться рядами под танки, и не есть, и не пить. Но когда пишут про "жирного Жданова" хочется дать в морду. Жданов (при всём при том, что не был идеальной фигурой, этакий был тупой догматик, исполнительный, как робот, типичный сталинский кадр) страдал сердечно-лёгочным отёком и умер от этого через три года после войны.
В конце концов, тогда же, в блокаду, также насмерть перессавший тонко устроенный Даниил Хармс в очереди за хлебом принялся вопить, что город нужно открыть немцам, за что был задержан - и погиб. А что, и впрямь нужно было открыть город, да? Встретить хлебом-солью? Немцы бы однозначно накормили, да? Так, как они кормили военнопленных, отчего десятая часть умерла от голода, банально, во время транспортировки в лагеря? Так, как они кормили евреев в Бухенвальде?
Мода на истериков и истеричек всё не проходит, хотя, казалось, бы, поздний совок давно прошёл, и пора ей и закончится. По фейсбуку гуляет пост, собранный из лихачёвских истерик, особенно доставил пассаж великого совестливого академика: "Вымерли все этнографы. Сильно пострадали библиотекари, умерло много математиков — молодых и талантливых. Но зоологи сохранились: многие умели охотиться".
Просто интересно, на кого охотились зоологи и в каком лесу? Фронт проходил по окраинам города, кошек и собак съели практически сразу, когда нечем стало кормить. На людей? И какая смачная в комментах пошла свистопляска - скачет там весь бессмертный совковый паноптикум - наши пгекгасноликие дгузья, окуджавнутые русские дуры, заголодоморенные казахи, ну, конечно, самый перл выдан из незалежной киевськой Руси - с хэппи-эндом, как они любят - это тут, насладитесь:
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=372637060198593&set=a.151520562310245&type=3&theater