Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Рассказ для азатана.

http://azatan.livejournal.com/
Это журнал калхосного настоящего паэта с Кавказа.
Бу недир?
Бу трактордир!
Вот с этими простыми словами в душу нашего азатана вошла Поэзия!
Джан э, джан! Брошен прилавок с хурмой, стынут чебуреки, шаурма не вертится, блатные братаны в недоумении, где азатан?? Муза его похитила.


Когда-то давно я играл в самодеятельном театре на азербайджанском языке, ещё в школе учась, наш азатан это время помнит, бяли, джигярь?
Спектакль, с которым наш театр выиграл все возможные и невозможные призы в масштабе республики, был поставлен по мотивам "Отверженных".
Но не по Виктору Гюго, упаси Б-г. По пиесе Тофика Мёвсум оглы Махыррамова, называемой "Париш коммунарлары вэ Гаврош".
Я не буду скрывать, я играл роль Жана Вальжана. Одну из главных.
На мне был всамделишный фрак,единственный, взятый в прокате костюмов при Театре русской драмы. Никогда не забуду чудовищно пропахший нафталином извилистый подвал, где стояли манекены с болванками вместо голов, одетые, главным образом, в национальные костюмы, причём на этих жутковатых болванках были грубо намалёваны глаза и рты.
Вообще, с костюмами труппы была определённая напряжёнка. Часть их вообще никак не относилась к эпохе франко-прусской войны. В лучшем случае спасали костюмы мушкетёров и гвардейцев кардинала, в худшем же =сходило любое экзотическое облачение, благо, неизбалованный зритель своё возмущение никак не выражал. Спектакль был перенасышен батальными сценами, петарды постоянно рвались, когда же они, однажды, во время гастролей в Хачмазе, закончились, то массовка, одетая в костюмы мушкетёров, русских богатырей и янычар, просто выбегала на сцену и вопила "Бах, бах, тыдыщ, тыдыщ, тыдыщ!".
Начинался он достаточно несложно, как и все наши спектакли.
"Три мушкетёра", ещё один наш хит, так, например:
Занавес поднимается, за кадром поёт Эдит Пиаф, заходит граф Рошфор в соломенном сомбреро с павлиньим пером и просто и с достоинством говорит:
Кярдинал, салам алейкум!
На что кардинал, одетый в польский кунтуш из проката и еврейскую кипу моего деда, пописывающий павлиньим же пером в каком - то, чудовищной длины, свитке, небрежно отвечал:
Ала, Рошфор, салам, э, салам! Ня олуб (Что стало?)
Но вернёмся к нашему спектаклю "Отверженные". Звучала песня Джо Дассена, потом стихала, рампа освещала покорного слугу, сидящего в кресле с трубкой во рту, заходил вихляющей походкой Гаврош (его играла Зуля, девочка из первой школы)и фальцетом выпаливал:
Э, Жан Вальжан,салам, э, салам!
На что я, выдерживая мхатовскую паузу, отвечал, укоризненно качая головой:
Алейкум, Гаврош, не вар не йох, бала? (как дела).
Помню, как начиналось второе отделение. Я сидел в той же позе, с той же трубкой, за исключением того, что в углу сцены стояла пирамида из ружей и красный флаг.
Гаврош вбегал (вбегала) и вопил во весь голос:
Вальжан, ай Вальжан, версальтсалар Паришдяди (версальцы в Париже).
Да, ещё помню свою речь, начинавшуся "Ёрмятли Коммунарлар! Яшасын бизим Франсья вя азадлых, бизим ЭГАЛИТЭ ешг олсун!
В финале долго и мучительно умирал (умирала) Гаврош-Зуля, несколько раз вставая при этом, произнося небольшие речи, прерываемые стонами и предсмертными хрипами, при этом у части публики это вызывало неизменные слёзы восторга. Те кто понедовечивее, негромко переговаривались
Ёльды (умер)
Йох ала, живая он!
Ёльды, биля буду, ёльды!
Самое ужасное произошло в Кировабаде, да азатан, именно там, на родине великого поэта Низаами Гянджеви. Брюки, подходящие по цвету к прокатному сюртуку, были не мои, а так как я был худ до невероятия, то они были присборены в поясе и закреплены английской булавкой.
И надо же было случится такому несчастью, что как раз во время речи
Бизим дющмянляр, буржуаляр вя роялыст лар
Эти брюки самым ужасным образом свалились с меня прямо на сцене ДК имени Ханлара. О том, что случилось потом, я лучше умолчу. Об бегстве со сцены и падении, потому, что проклятые брюки спали снова. Об эвакуации через пожарный выход из несчастного ДК. Единственное, в чём можете быть уверены, так это в том, что тогда состоялось моё самое последнее в жизни театральное представление.

Так что не ссы, азатан, мы не опозоримся, на крайний случай, наши отары нас ждут.
Subscribe

  • Ещё о провластной публицистике

    Кстати, "коммерсант" во время карабахской войны получил разнарядку, как и вся пропутинская пресса, "мочить" армян. И какая-то…

  • о провластной публицистике

    Итак, два направления отечественной провластной публицистики по вопросу союзничества России и Турции. Первое - шлюхачество и наташизм без…

  • Письмо Амирамуса Киприану Карфагенскому

    Гундяев: "Несомненно, все то, что произошло потом, в Константинополе, в Стамбуле, свидетельствовало о наказании Божьем. Патриарх Варфоломей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Ещё о провластной публицистике

    Кстати, "коммерсант" во время карабахской войны получил разнарядку, как и вся пропутинская пресса, "мочить" армян. И какая-то…

  • о провластной публицистике

    Итак, два направления отечественной провластной публицистики по вопросу союзничества России и Турции. Первое - шлюхачество и наташизм без…

  • Письмо Амирамуса Киприану Карфагенскому

    Гундяев: "Несомненно, все то, что произошло потом, в Константинополе, в Стамбуле, свидетельствовало о наказании Божьем. Патриарх Варфоломей…