Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:

Остудин

В восьмидесятых в литобъединении появлялся талантливый поэт Остудин, здоровенный блондин. В кафе Кекина дома, отгрызая длинную, как у манекенщицы, ногу индейки, он звал меня в Москву, в Литинститут. Откуда его, невольника чести, выгнали. Восстановиться он не мог, пока там ректором сидел Сидоров.

- Хоть бы министром его сделали, - сокрушался Остудин, тоскуя по столичному образованию.

Бог услышал его молитвы. Сидоров стал министром. Однако и честь ее невольника возмужала: он поступил уже на ВЛК. Это было позже. А выгнали его за то, что в общежитии вступился за казанскую поэтессу и поломал поэтов Баку как мебель.

Это я узнал уже в Москве. Он шел по коридору и, как истый казанец, грыз семечки на пол. И вдруг услышал в соседней комнате душераздирающий крик. Выбил дверь и ворвался. Два обкурившихся горца пытались изнасиловать его землячку. Остудин ценил тягучие горские кию, но марш Сайдашева вызывал в нем больше патриотизма (например, когда скучал по Казани, ехал на Казанский вокзал, слушал татарскую речь - и душа великоросса умилялась). Одному горцу в той драке он сломал челюсть, другому ребра. Схватил рыдающую даму в охапку и с ветром помчал в свою комнату. Заперся. Ибо знал, что сейчас пригарцует черная дюжина с кинжалами, а "свои", Иваны, нынче бодают в застольях салаты. Так и есть. Заколотили кулаками. "Слющай, поверны ключек. Или ми сломаем дверь!"

Дверь уже прыгала. За нею толкались и ругались. Двое осетин, друзья затворника, кричали меж тем через буйные головы осаждающих - о "коридоре", который они постараются для Остудина сделать, если он резко откроет дверь. Иначе, в комнате, - крышка: они втроем устанут быстрее, чем те двенадцать.

Так и сделали. Мгновенно распахнув дверь, с дамой под мышкой поэт заскакал, как горная серна, по курчавым головам, раздавая "фофаны" пяткой и одновременно получая их...

На улице подвернулось такси...

Наутро белобрысая братия вынула лики из салатов и могла уже противостоять обидчикам. Но битвы не случилось.

Пред ясные очи ректора предстал розовощекий Остудин и три забинтованных сына гор. Исключили из института Остудина.

Говорят, поэт Евтушенко свои знаменитые строки "Поэт в России - больше, чем поэт" написал под впечатлением этого случая. От других я слышал, что эти слова навеяла сама по себе фигура казанского Гаргантюа, заслонившая перед мэтром солнце.
http://netslova.ru/sahibzadinov/kristall.html

Ссылку взял у Кабанова.

Subscribe

  • Немного о русско-турецком

    Валерия Олюнина: "По линии Россия-Армения-Турция-Азербайджан сложилась парадоксальная ситуация, дисбаланс, своего рода «ножницы».…

  • Ещё о провластной публицистике

    Кстати, "коммерсант" во время карабахской войны получил разнарядку, как и вся пропутинская пресса, "мочить" армян. И какая-то…

  • о провластной публицистике

    Итак, два направления отечественной провластной публицистики по вопросу союзничества России и Турции. Первое - шлюхачество и наташизм без…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • Немного о русско-турецком

    Валерия Олюнина: "По линии Россия-Армения-Турция-Азербайджан сложилась парадоксальная ситуация, дисбаланс, своего рода «ножницы».…

  • Ещё о провластной публицистике

    Кстати, "коммерсант" во время карабахской войны получил разнарядку, как и вся пропутинская пресса, "мочить" армян. И какая-то…

  • о провластной публицистике

    Итак, два направления отечественной провластной публицистики по вопросу союзничества России и Турции. Первое - шлюхачество и наташизм без…