Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:

Революция начинается весело

— Я читала «Светлячок» в своей уютной детской. На меня бессмысленно таращили глаза фарфоровые куклы, когда пришел папа с кипой газет и сказал: революция. Скоро вырубили мой любимый лес.

— Пришли крестьяне и стали распределять комнаты после нашей смерти. Я каждый день думала, что такое смерть. Это что-то темное, но не страшное, тихое, но беспросветное.

— Я был очень мал и не понимал, что от этого странного, мудреного слова «революция» придется поехать так далеко. Тогда у нас в доме все радовались.

Записи старших классов кратки, но выразительны. Некоторые сообщают об охватившем их близких радостном настроении при первых вестях о перевороте:

— У нас радовались. Мы кричали в гимназии «ура». Наши ученики мечтали о каком-то рае, где все будут блаженствовать.

— Было сперва всем весело. Вначале мы пережили сильные и красивые моменты, но они потускнели и изгладились сейчас из памяти.

Многие отмечают, что скоро наступило разочарование. Часто в тетрадях встречаются фразы:

— Очень скоро стало плохо.

— Началась больная жизнь.

— Скоро нам самим пришлось жить «на ноже».

— Когда мы радовались, то начали почему-то кричать «долой» нашему старику директору. Он заплакал, и никто не сказал нам, что мы поступили подло и гадко.
http://nashe-nasledie.livejournal.com/893442.html

Русская история повторяется подряд вот уже сколько раз. Крушение всего сущего, радость, сродни ликованию представителей римского плебса, которые, сначала распахнув ворота вандалам, потом, совместно с последними, устраивают вечеринку, и набрасывая пеньковые верёвки на истуканы старых императоров, Фемиды, Нике и т.д., с воплями восторга опрокидывают их. Я помню, после августовского путча, толпы русских дураков, счастливых, молодых, поддатых, как же без этого, бродили в районе Нового Арбата, пардон, ещё Калининского проспекта, и в их глазах светилось ликование ничтожеств, сумевших разрушить что-то по-настоящему могучее и крупное.

Я слышал куски их разговоров. Это было интересно. В сущности, если перекодировать вопли колобусов или японских макак на человеческую речь, то получится что-то подобное этим разговорам. Смесь агрессии, мата, шуточек, анекдотцев ниже пояса, злобы и тёмной, животной, хтонической радости. Это - восторг опрощения, это - энергетический выброс, сопровождающий порядковое уменьшение сложности.
 
Двое, особо характерные, мне запомнились.
Один клоун стоял в одежде белогвардейца, сшитой им, насколько можно было понять, самостоятельно. И по самоличным представлениям о том, как это форма выглядела в действительности. Получилась смесь ливреи "боя" из американской гостиницы эпохи "Великой депрессии" и мундира городового. Второй, одетый в "варёные" джинсы, невообразимую куртку жёлтого цвета и причёской а-ля Арвидас Сабонис, был с магнитофоном, из которого непрерывно орал Высоцкий. Этот второй, крутя головой, глядел по сторонам, у него было то, что, наверное, может называться улыбкой, но по мне так выглядело, как паретическое несмыкание ротовой щели. Почему магнитофон? Почему Высоцкий?
Так маленький мальчик, идя в песочницу, где уже собрались ему подобные, обязательно прихватывает любимую игрушку, плюшевого зайца, например, хотя заяц в песочнице малоприменим.

В это время русских из Баку уже погнали, но в Ташкенте, Фрунзе, Грозном, Душамбе они ещё жили. В это время Германия уже объединилась, а русский народ ещё не разъединился.

Сейчас следующая формация этих улыбчивых парней требует своей доли энтропии.  Г-осподи, те же выражения лиц, прямо по Стивену Кингу "Иногда они возвращаются".
Тогда никто не знал, что кучка людей, поглядывая на толпы счастливых обезьянок из окон некоторых важных домов в центре Москвы, потирая руки, ждёт момента, когда плодоносящее дерево будет сорвано ураганом, и можно будет полакомиться плодами безо всяких усилий. Алекберовы-вайнштоки-ходорковские-платонылебедевы и прочие березовские были в шаге от своего приза, а обезьянки - в шаге от спирта "рояль" в ларьках, от перестрелок во дворах, от героина в институтах, от шлюх на центральной улице города, возможности громить футбольные стадионы, порнухи и Петросяна на ТВ,  и прочего, желанного им обезьяньего удовольствия.

Кто сейчас ждёт подобного? Кто хочет нового обезьяньего бунта? Какие ещё невзлины и березовские ждут нового переворота в русском лесу, ожидая, что англосаксонские надмонархи позволят им помародёрствовать, вырезав из туши околевшей России несколько лакомых частей?

Будем посмотреть, думаю, это всё таки скоро.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Recent Posts from This Journal