Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:

Стихи для новых френдов.

Стихи разного времени, объединённые темой - они посвящены Армении и армянам. Ввиду того, что в последнее время мой журнал активно читается кавказскими братьями-армянами, это можно расценить, как подарок для них.
Впрочем, всем армянам, кроме Левона ТП, идиота Никола и тех, кто готов грабить и громить - этим людям не посвящается.



Народ - близнец, я знаю вашу речь,
Но жжёт уста армянская omerta,
И в земляной печи мне не испечь
Солёный хлеб долины Алашкерта,
И семена не бросить, семеня…
Кому Урфа, а мне – всегда Эдесса,
Пусть даже небо хлынет на меня,
Как сноп огня на Плуза Хованнеса,
Пусть эта мука тянется века,
Как ваша ночь, черна и безъязыка...
МукА Спорад над дымом городка,
Кресты базилик, запах базилИка…



Сиван. Севан, лазоревое блюдце,
Не говори чужим, что я – ничей.
Пойду туда, где волосы секутся
Плетьми жестоких солнечных лучей

Глухонемой художник в переходе,
(Семитский нос, фамилия на «ян»)
Пририсовал наивный пароходик
Твоим волнам, тоскою обуян,

И козы к водам мчатся чёрной сотней,
Беря прыжками каменный редут.
Как прав был Осип, нет страны субботней,
Чем та, к которой нас не призовут.



Я изгнанник кошерной страны до скончания дат,
От горнила творенья до каменных блоков Гарни.
Ты молчанье моё, междуречье, цветущий гранат,
Будто розовый камень, ты сердце моё ограни,

Не дороже опавшей листвы, всё, что в жизни скопил
И глядел дотемна на белёсые кромки солей,
На ковчег, оседлавший Масис, без руля и кормил,
Тени высохших птиц, окровавленной данью своей.

Не настаивай веры моей на шафране. Не вдруг
А всегда и везде, где тоски не дано превозмочь,
Паруса, паруса, поднимают под вящий дудук,
Корабли Хайастана, идущие в самую ночь.





Миской белого тута Луна над Метехи висит,
Что приставлена свыше, кресты колоколен беречь.
В авлабарском духане тягучий мугам голосит
И картвельские звуки впрягает в армянскую речь.
«Наши мысли и наши дела ветер гроз не унёс,
Мы вросли во Врастан, словно корни в гранитный утёс,

Как бездомные птицы, нашли с тех кровавых годов,
В доме среднего брата приют до грядущей поры.
Нас Тифлис принимает в ладони булыжных дворов,
Будто горные ливни - зелёные воды Куры».

Хоть своими мечтами тут каждый клочок насели,
Лет, наверно, до ста, здесь не принято думать всерьёз,
Как, истлев, превратиться в частицу соседской земли,
На пологих холмах, под суставчатой зеленью лоз.
Наши мысли и наши дела ветер гроз не унёс,
Мы вросли во Врастан словно корни - в гранитный утёс.



Ани, Ани, когда б, считая дни,
Я, сквозь года, в грядущее проник?
Они, они, священные огни,
Зажгутся вдруг на мой последний миг

Как грохоча, в ущелье Грохотан,
Бегут водой уставшие снега,
Как караван задумчивых армян,
Надёжный дом нашедших на века,

Как в спящий лог спускается родник
И к сонму жён нисходит господин.
Ани, Ани, неужто мы одни
Глядим на мир глазницами руин?




Ты сбереги моё имя, протяжное имя моё,
Шорох осеннего ливня, чинары, стога и жнивьё,
Кровли моей черепицы, пусть бы она не текла,
Горькую пыль очага и над кровлей моей – облака.

Ты сбереги, если сможешь, всё то, чем мы в мире сильны
Синие горы в тумане, где утром скрываются сны
Утренний гром и зарницы, и ветер в преддверии дня
Пусть и не будет меня, даже если не будет меня.



Пахнет полем распаханным
Только гуще и злей
Полуночными страхами
И пыльцой тополей

Лишь платанные шарики
Потревожат, упав
Горный город твой старенький
В оцепленье дубрав

Как телёнок непоеный
Бродит холод во мхах
Не заснут ваши воины
Мер сирун карабах*

Где слоновьими тушами
Ходят горы в конвой
Пахнет прелыми грушами
И не пахнет войной



Земля не остынет за ночь и продлится истома
Лучами восточного солнца обуглен был весь я
Солёная рыбка, тунец из армянского дома,
Плывёт надо мною в прозрачном своём поднебесье,

И хочется верить, что всё не бессмысленно, что ли,
Всего, что не сделал, того, что не выбрал, так жаль и
Кремнистой земли, мне обещанной, малую долю
Судьба завернула в седые ангорские шали.

А бедность с изгнаньем всегда подаются в наборе,
Своей безграничной любовью Г-сподь нас отметил.
Солёная рыбка, возьми нас в армянское море,
В то самое море, которого нету на свете.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments