Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:

Замечание Виктора Леонидовича.

Умение и готовность московско-местечковой интеллигенции (чья духовная столица - на "Эхе Москвы") впадать то в отталкивающе восторженную, то в притягивающе паническую массовую истерику по любому, порой откровенно ничтожному, поводу - и столь же стремительно, как по отмашке, забывать былые "Браво! Бис!" и "Позор!", - раздражает, как мало что иное.
Помните, например, историю с "Подстрочником" Лилианы Лунгиной? Пожилая женщина, средней руки переводчица художественной прозы, мать режиссера и сценариста с весьма сомнительной творческой и общественной репутацией, сидя перед камерой, многими часами мягко изрыгала молочную реку благоглупостей в кисельных берегах банальностей... А шуму-то было, шуму!.. Книгу издали, в интеллектуальные бестселлеры вывели... И где всё это сейчас? А главное, кому оно теперь нужно?
Или вот Светлана Бахмина, отказавшаяся дать показания против работодателя и сама загремевшая из-за этого на полную катушку. А отказалась она, скорее всего, потому, что остающихся на свободе соратников работодателя боялась больше, чем нескольких лет тюремного заключения...
Сидела она хорошо; получила длительное свидание с мужем, на котором забеременела (отдельный вопрос - надо ли было при наличии двух детей именно в застенке зачинать третьего; впрочем, в женских тюрьмах и колониях все всегда стремятся забеременеть, что сулит определенные поблажки), освободилась досрочно, родила - и теперь благополучно забыта. Точь-в-точь как Лунгина - забыта... А помните этот круглосуточный вой, эти стенания, якобы, о судьбах всех беременных заключенных, - почему же вы перестали стенать о них? Что, стеналка оторвалась? Что, у всех сразу? Или, может, в тюрьмах прекратили беременеть? Или подлинно гуманистические заветы переводчицы средней руки вдруг утратили свое волшебное обаяние, свою победоносную инструктивную силу?
Уже написав этот статус, вдруг вспомнил, что роль кантора и в хоровых восторгах вокруг Лунгиной, и в хоровом плаче по Бахминой (как и во многих других случаях) исполнил один и тот же человек - издатель, политический обозреватель, а с некоторых пор, как выясняется, и писатель (очевидно, кулинарный писатель) Сергей Пархоменко.
Что ж, круг замкнулся: мало кто раздражает в такой же мере, как он.


Ага, с одним дополнением - никакой кантор из пархоменки, у кантора голос должен быть прекрасен, а тут - что-то как будто не ртом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments