Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:

Лютостанский, как симптом болезни

Безусловно, во многих позициях я согласен с Лениным, как-то например, с тем, что развитие в России машинного производства, как и вообще, капитализма, привело к обнажению известных противоречий. Главнейшим из которых я лично считаю не классовые, а национальные. Во, сказал по-ленински!
Еврейские общины, в силу повальной грамотности и вековой «заточенности» под торговлю, стали первенствовать экономически, только потому, что были минимально феодализированы, поляки, благодаря восстаниям и конфискациям земли у шляхты, поддерживавшей инсургентов, также оказались готовы к капитализму лучше русских, интересно, что поляки тоже были грамотней православного населения, за что ответственны католические школы. Армяне на Кавказе, имевшие также, в отличие от грузин, и, особенно, татар, то есть, нынешних азербайджанцев, квазикапиталистическое мышление, и не владевшие латифундиями, как грузинское дворянство, плюс ко всему, имевшие разветвлённую систему церковного образования, были лучше готовы к буржуазному укладу, ну а что касается старообрядцев, то эта гонимая ветвь русского народа, ещё и не будучи инородцами, повально образованная в рамках традиции, вообще стала кузницей капитализма в империи. Немцы, бывшие значимой частью Петербургского, Рижского и т.д. мещанства, ещё и в докапиталистическую эпоху бывшие вполне рыночными элементами, к новому порядку вещей были готовы вполне. Помешать им могла лишь антирусская настроенность их исторической родины.
В то время как огромная масса русских крестьян не умела читать и писать, обрабатывала землю дедовскими методами, могла из своих рядов чаще рекрутировать низкоквалифицированный пролетариат, который пополнял городские низы, чем образованный класс. Всё это – оборотная сторона имперскости, придаток к землевладельческой, феодальной системе, дожившей до второй половины 19 века без изменений и реформ, охранительной и обскурантистской модели, предполагавшей ограничение образования, поощрение алкоголя и дурной, средневековой религиозности.
Как только, в силу общемировых тенденций, в России наступила эра капитализма, некоторые представители русских верхов стали с неудовольствием и даже с ужасом наблюдать спурт национальных меньшинств, их процветание и стократ быстрейшее развитие.
Результатом стало то, что психически нездоровые, истероидные личности, ангажированные ксенофобией в карикатурной форме, приобрели необыкновенный вес у части общества.
Марков, Восторгов, Величко, Крушеван, Лютостанский. Речь тут пойдёт о последнем.
Ипполит Иосифович Лютостанский, поляк, из мелкой шляхты, уроженец Ковенской губернии, это нынешний Каунас с округой, в те годы – провинциальный польскоговорящий уголок России.
Родился он в 1835 году, в молодости, по обету родителей, католиков до мозга костей, отдан в монастырь, где он был пострижен в монахи с именем Фульгенция. Нормально для сильно религиозных уголков русской Польши. Позже был переведён патер Фульгенций в костёл августинцев в Ковно, ныне – Каунасский кафедральный собор Литовской католической церкви. Тут случился очередной бунт многострадальных компатриотов Шопена, и многие из польских священников попали под суд, в их числе и Ипполит-Фульгенций. Ему вменяли антирусские речи во время польского восстания, что самим Лютостанским отвергалось, он наоборот, настаивал, что не поддерживал повстанцев. Якобы, патриотически настроенные польские пани даже били его зонтиками во время проповеди. Но отсидел два года, ничто его не спасло. Отсидев, он стал жить в Ковно, под надзором.
Однако монах сей был ничуть не Франциск Ассизский, а, скорее, такой вот хрестоматийный брат Горанфло. Мало что вступил в сожительство с некой вдовой пани, так ещё и, помимо того, пытался овладеть некой девицей Гольдой, противу воли ея, за что был взят полицией, заключён вновь в Ковенский замок, вскрылось и распутство достойного Св. Отца, он был лишён сана. Польские католики – это не французы, монашеский разврат этими славянами совсем не считался чем-то милым. Внимание – девица Гольда, как можно представить, была еврейкой, что неудивительно – Ковно был город еврейский почти наполовину в те годы. С того момента в мировоззрении Лютостанского что-то весьма крепко замкнуло. Выйдя из нового злоключения, Лютостанский уже не только евреев ненавидел, но и поляков, к которым принадлежал по крови, с тем он и решил выйти в русские.
Переехав в Вильно, в православном монастыре Лютостанский крестился в православие, и снова становится монахом, на сей раз - православным. На него возложили миссию – после учёбы в Московской духовной семинарии он должен был стать миссионером среди поляков, с тем, чтобы распространять среди них православие. Но не поляки и не православие занимали Ипполита, а евреи. Учась в Москве, он пишет волшебную работу "Вопрос об употреблении евреями-сектаторами христианской крови для религиозных целей", где отвечает на этот вопрос положительно.
Далее, пан-господин идёт к московскому раввину, показывает ему работу, и просит с того 500 рублей серебром на неопубликование. Раввин, якобы, сначала соглашается, а потом, видимо, не отдаёт этих денег. Ну, в общем, случается некая свара, где Лютостанский обвиняет раввина в том, что тот собрал, и не 500, а даже 2000 серебром под этот «проект», и присвоил. Сделанный с целью вымогательства труд получает печать. Лютостанский становится кумиром антисемитов в церкви, да и вообще, в обществе.
Вскоре требования плоти вновь повергают целибат пана ниц. Страсть к красоткам вынуждает его просить о расстрижении. Его расстригают. В дальнейшем, пан пишет крупную работу о кровавости евреев в целом и хасидов – в частности, каковую немедля издают, и даже сам Грингмут находит её «душеполезной».
Следует отметить, что и выкресты, среди которых было немало священников и церковных деятелей, ответили Лютостанскому критикой, и многие из числа собственно русского духовенства, не ангажированные погромными идеями – также оценили труд сей, как погромно-сказочный, а образованных евреев, маскилим, это «произведение» борющегося с позывами плоти провинциального полячка попросту возмутило. Лютостанский был настоящий иезуит. Он был образован вполне по всем высшим меркам католического образования, знал несколько языков, владел всеми работами, как римского, так и византийского круга, был вкрадчив, дипломатичен, умел нравиться, кому надо.
"Отчего страдают бедные мужички в Западной, Юго-Западной и Южной России? – От евреев, которые высасывают из них последние соки в корчмах, шинках, на базарах, в лавках посредством мошенничества, обманов, вероломств, подкупов, ростовщичества и тому подобных средств. Отчего у нас дороги железные дороги? Оттого, что большею частью построены или жидами-концессионерами или жидами-подрядчиками. Кто погубил Московский ссудный банк? Жиды... Почему Англия относится враждебно к нам? Потому, что во главе ее правительства стоит жид, новый Шейлок".
Подобные идеи пришлись по душе охранительно мыслящим власть предержащим, и оттого проходимца не гнали поганой метлой, а привечали даже и в приличных по тем временам обществах.
Лютостанский очень быстро раскусывался людьми умными. Они видели в нём жулика, а его труды – искусными компиляциями. Не только евреи и поляки, но и русские, но и немцы, из числа людей моральных, отказывались с ним сотрудничать, (ах, не повезло пану, что он родился так задолго до гитлера). Оттого и из Литвы, и из Варшавы, и из Москвы его выгоняли, и нашёл пан себе одно убежище – Санкт-Петербург чиновный и имперский, где нашёл и покровителей – Грингмута (потомка литовских выкрестов), Победоносцева, Плеве (поляка же, ушедший в русские, да и антисемита также), и, конечно, черносотенцев, вот уж кто утешил страстолюбца на исходе его дней, обильно цитируя и хваля. Интересно, что некоторые монархисты им брезговали, они, помятуя, что Лютостанский - уроженец обильно населённого евреями Ковенского края, видели в нём еврея-самоненавистника, впрочем, ошибочно.
Да, пожалуй, и хватит о нём. Печально лишь одно – сборник трудов пана, именуемый «Талмуд и евреи», по сути, набор вымыслов, включающий в себя куски натыренных из польских и русских древних фальшивок текстов, по сей день является для кого-то интересным и даже содержательным.
Subscribe

  • Ещё о провластной публицистике

    Кстати, "коммерсант" во время карабахской войны получил разнарядку, как и вся пропутинская пресса, "мочить" армян. И какая-то…

  • о провластной публицистике

    Итак, два направления отечественной провластной публицистики по вопросу союзничества России и Турции. Первое - шлюхачество и наташизм без…

  • Письмо Амирамуса Киприану Карфагенскому

    Гундяев: "Несомненно, все то, что произошло потом, в Константинополе, в Стамбуле, свидетельствовало о наказании Божьем. Патриарх Варфоломей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments