Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:

Соседи

Отношения у меня с московскими соседями всё как-то не складываются. В Баку с жителями двора и подъезда мы не просто дружили по-соседски, нет. То было нечто большее - какая-то колоссальная общая семья, говорившая на полудюжине языков, и теперь, спустя время, это кажется чем-то неправдоподобным, вроде долголетия библейских патриархов. Сейчас, закалённый жлобской Массквою, как булат, думаешь, что такое растворение в чужих людях лежит за гранью здравого смысла. Тогда же мы считали по-другому. Впрочем, внутри любой системы традиций мир видишь иначе, чем вне её, в чём, безусловно, чертовски прав был Вильям Джеймс. Но, вернёмся к нашим баранам.

У подъезда дома, где я временно, лет 15 назад, проживал, сидели, целыми днями непрерывно болтая, три старухи: Дарья Ивановна, Ольга Дмитриевна и Надежда Николаевна. Две из них - родились тут, то есть, в деревне Орехово, от которой ничего, кроме куска яблоневого сада, не осталось – на месте деревни и появился одноимённый микрорайон Москвы. Бывшим сельчанам выдали жильё в каменных скворечниках.  Две старухи из трёх были ещё сельские, Ольга Дмитриевна и Надежда Николаевна, были они постоянно в платочках, обе тощие и религиозные, третья же, Дарья Ивановна, огромная толстуха, была городская, её отправили в Орехово с Поварской улицы, из расселённой коммунальной квартиры на пять семей.
Иногда на скамеечке сидели ещё какие-то бабки, но они не запомнились, потому что часто менялись, а эти три - сидели всегда. Поселившись там, я всякий раз с ними здоровался, они отвечали, приветливо улыбались. Ещё – придерживал им двери парадной, пару раз доносил сумки, спрашивал о здоровье. Старушки ласково жмурились, охотно рассказывали. Вскоре я узнал, что старухи – несчастные. У двух сельских бабок истории были похожи до мелочей – у каждой спился и умер сын, интересно, что у каждой было ещё и по одной дочери, эти дочери были замужем, и старух не навещали. А вот у Дарьи Ивановны детей не имелось, как и мужа, который молодым, ещё на Поварской, отравился клеем, и был у неё чёрный старый пудель и ещё – сахарный диабет.
Говорили они чаще о погоде, болезнях и смерти. Погоды у них было две «тЁпло» и «вЁдро», а болезней неисчислимое число. Всех страшней были «рак» и «инфаркт».
- Раечка-то слегла! Думали, рак у ней. А как измерили – сказали инфаркт. И померла!
- А Женечка наша с шестого? Лечили от инфаркта. Врачи-то. А как вскрыли, так дочке и говорят, рак у ней был, у матери-от!
Пряничные, фальшивые улыбки трёх этих парок, скажу честно, мной принимались за чистую монету. И вот однажды, возвращаясь из института, я вопреки обыкновению, обошёл дом, приблизившись к подъезду с противоположной стороны. В общем, без всякого умысла зашёл к трындящим бабкам со спины. Собираясь уже появиться пред их светлые очи и поздороваться, я вдруг услышал своё имя и остановился, стал слушать дальше.
О, чего я только о себе не услыхал! Шёл горячий спор о том, кто я по происхождению и чем занимаюсь, причём политинформатором и главным обвинителем выступала городская Дарья Ивановна. Голос её дрожал от неподдельного возмущения – я, с её слов, «обманываю, что врач, а сам никакой не врач, азербайджанец», и это всё  «чтобы милиция не обыскивала». Ещё узнал о себе, что брачный аферист и уголовник, но особо досталось той знакомой, у которой я остановился. Тряся подбородками, Дарья Ивановна с Поварской вынесла суровый вердикт «да шалава она».  Тут присоединились и пожилые колхозницы: «ну как они с этими-то ложатся? Ну, совсем девки одурели». Я сильно обиделся, но виду не подал. Обошёл дом в обратную сторону, снова вышел к подъезду, сухо поздоровался и пошёл к себе, вернее, к знакомой.

Приблизительно через полгода на первом этаже дома прикупили квартиру азербайджанцы. Настоящие, с базара, золотозубые, чёрные, как битум, почти не говорящие по-русски. С кучей детей, с толстыми бабами в цветастых тряпках, ну нормальные такие азербайджанцы. Не слишком, кстати говоря, любезные, но, в целом, положительные люди. До них в этой квартире на первом жила семья ореховцев, допившихся до ручки, то были бездетные муж и жена, походившие на зомби,  второе поколение сельчан, разлучённых со своими садами. Жена насмерть замёрзла в новогоднюю ночь миллениума – вышла на улицу за каким-то чёртом в майке и босиком. Муж через пару месяцев пропал, а потом в доме поселились азербайджанцы. Там было два или три похожих друг на друга мужичка – точное их число, а также кем они друг другу приходились, установить не удалось. Моя знакомая, шутя, предположила, что живёт там один-единственный человек, но при этом интерферирует сам с собой, и от этого возникает эффект множественности.
А я, каюсь, стал иногда подслушивать болтовню бабок. Оказалось, что для этого даже не нужно обходить дом, достаточно просто, выйдя из подъезда, пройти лишних метров 10, а потом резко свернуть, увлечённые беседой матроны этого виража не замечали. И однажды, я услышал кусок обсуждения – речь шла о новых соседях.

- Анар Алиевич уж на что человек-то солидный! Завбазой!  Бывало, приедет и ночью, но чтоб выпимши! Неее! МУСУЛЬМАНИН! И Наташка у него в семьдесят третьей квартире. Ходит к ней.
- Да, мужик обстоятельнай. Не с пустыми руками ходит-то.
- Не дура Наташка-то.
(Я, кстати, разбираюсь в кавказцах,  и по выразительным, примерно, как пуговицы, очам «анара алиевича», который немного постарше меня, давно понял, что сидит он на чём-то посущественнее алкоголя).
- Работящие люди-то они! На рынке работают. И племянник, и брат двоюродный! Из Азибажана. Анар Алиевич-от привёз их всех сюда-то. КВАРТИРУ купили! В САМОЙ Москве! Во как!

- Да молодцы, вот я и говорю, ДЕЛОВЫЕ. (Тут слово «деловые» в исполнении Ольги Дмитриевны прозвучало, вопреки обыкновению, с неподдельным уважением)

Между тем, отношения мои с этой знакомой стали портиться. Поспорили мы как-то о кольчатых червях. Я настаивал, что при разрезании червяка на куски, изначальная ориентация каждого куска относительно головного конца целого организма будет важна  для червяков, которые из этих кусков разовьются, знакомая же эту важность не признавала. Я предложил нанести на каждый кусок метку, показывающую головной конец, и решить так спор. Знакомая раскритиковала предложенный эксперимент и в процессе спора метнула в меня пепельницу. Должен признать, что она страдала биполярным расстройством, что, в общем, не было редкостью на биологическом факультете. Печально было то, что пепельница попала в морской аквариум, за которым ухаживал я. Там было полно живности - кораллы, губки, пара актиний, рак-отшельник и рыбки амфиприоны. Аквариум разлетелся вдребезги, случился потоп и все умерли. Взял я портфель, и ушёл.

Выхожу из подъезда, а там сидит  Ольга Дмитриевна. Одна.

- Ой, милай, а что ты бледный-то такой? Случилось что?

- Случилось, - говорю. Я и впрямь чуть не плакал, было безумно жаль рыбок.

- Что случилось-то милай?

- Горе, - говорю, - Надежда Николаевна померла.

Ольга Дмитриевна остолбенела.

- Наденька? Как померла? Только ведь что тут была?

- Зашла к нам, соли спросить, и вдруг зашаталась, сердешная. Помираю, говорит, на стул села и всё.  И отошла!

- Как отошла???

- А так. Села и сидит. Уже неживая. И язык вывалился. Инфаркт, небось. А то, может, и рак. Милицию вызвать надо. А главное, из-за чего померла? Узнала про Дарью Ивановну!
- А с Дашенькою что?
- А вы не знаете? Рак нашли у ней. Говорят полгода осталось. А то и меньше. Так-то. В больницу положили! В бокс!
- Так я её утром…
- То утром. А сейчас-то не утро уже! Да,  Анар-то с первого, Наташку, говорят, убил. Зарезал! Из 73-й-то!
Тут Ольга Дмитриевна не выдержала, и с воплем «Надюша!» рванула в парадную.

И вот что думаю – хорошо, что в этом доме я больше ни дня не жил.

Subscribe

  • Немного о русско-турецком

    Валерия Олюнина: "По линии Россия-Армения-Турция-Азербайджан сложилась парадоксальная ситуация, дисбаланс, своего рода «ножницы».…

  • Ещё о провластной публицистике

    Кстати, "коммерсант" во время карабахской войны получил разнарядку, как и вся пропутинская пресса, "мочить" армян. И какая-то…

  • о провластной публицистике

    Итак, два направления отечественной провластной публицистики по вопросу союзничества России и Турции. Первое - шлюхачество и наташизм без…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Немного о русско-турецком

    Валерия Олюнина: "По линии Россия-Армения-Турция-Азербайджан сложилась парадоксальная ситуация, дисбаланс, своего рода «ножницы».…

  • Ещё о провластной публицистике

    Кстати, "коммерсант" во время карабахской войны получил разнарядку, как и вся пропутинская пресса, "мочить" армян. И какая-то…

  • о провластной публицистике

    Итак, два направления отечественной провластной публицистики по вопросу союзничества России и Турции. Первое - шлюхачество и наташизм без…