Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Ещё о трупах, но не ужасно.

6 лет назад мне было можно пить. И тогда мы сидели, зимой, в театре, под названьем Театральный особнякъ, в составе - Дмитрий Юрьевич Артис, директор театра и поэт, Антон Сергеевич Ш, доцент кафедры физики, Игорь Жуков, мой одногруппник, из института биофизики человек, и покорный слуга.
Пили и закусывали.
Потом Артис читал "ветер вьюжен". Ещё обсуждали только что вышедшую книгу Арутюнова "Саланг". И ещё - какую-то заковыристую тему, связанную с аминокислотами. Потом Артис опять читал "ветер вьюжен".

Потом кончилась водка, а её можно было купить и ночью - в те-то годы.

Артис пошёл за водкой на Римскую, и исчез. Мы звонить - телефон не отвечает. Пошёл Антон Сергеевич. И с концами. Я звоню - Антон Сергеевич отвечает грустным голосом, что он охраняет труп. Я бежать. Подумал, грешным делом, что это труп Артиса. На всякий случай взял я стамеску. Зачем взял? А кто его знает, зачем взял. Вот взял, и всё.

Бегу, ночь, мороз, а там менты. Я их спрашиваю, а где Артис? Те, многозначительно:
- Ещё один! Да что за ночь такая!
И тут вижу, что на Школьной лежит мертвец, а это не Артис, слава Б-гу, а некий мужчина, которого то ли зарезали, то ли замёрз, то ли ещё что, а вокруг вышагивает Антон Сергеевич, с видом часового. Он не рассчитывал, что придётся долго стоять, и стал замёрзать.
Менты меня так строго спрашивают, а что, мол, у меня в кармане?

Я им говорю, что в кармане у меня ничего нет. (Стамеска в рукаве). И, что интересно, я и сам временно забыл про стамеску. И менты её НЕ НАШЛИ. Я решил пойти обратно.
Иду, и звонит телефон - то был Артис. Он, вернувшись в театр, где никого, якобы, нет, позвонил с городского Антону Сергеевичу, узнал про труп и решил, что труп там - мой.
Я ему говорю, что если труп там - мой, то с кем он сейчас разговаривает? И тут ко мне приходит нехорошая мысль - на проводе НЕ АРТИС. Я прошу позвать Жукова к телефону, но получаю ответ, что Жукова нет. Я как-то очень вежливо прощаюсь, потом звоню и спрашиваю у Антона Сергеевича, уверен ли он, что труп там не Артиса.
- Уверен, - говорит Антон Сергеевич, - Артис в свитере и пиджаке, а этот в куртке.
- И это единственное различие?
- Единственное.
Я решил не идти в театр.  Мало ли кто в театре? Но потом, вернулся, вспомнил про стамеску, достал, вхожу, в театре никого. И аж протрезвел. И, держа перед собой стамеску, стал обходить театр, комнату за комнатой. И, в зале, вижу - труп Жукова. Всё, думаю, Жуков мёртв, ОНИ тут. Пиздец. Звоню Антону Сергеевичу, и говорю, что в театре - труп Жукова. Тот смеётся инфернальным смехом. А зал ещё весь тёмный, есть там такой - Чёрный зал. Умер бы от страха, как вдруг труп Жукова встал на четвереньки и принялся блевать. Сразу стало спокойнее.
А дальше - Артис нашёлся, и они с Антоном Сергеевичем купили таки-водки, и потом мы даже выпили за упокой души неизвестного. Ещё сутки пили за это. Это был второй курс Литинститута. Моя вторая юность.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments