Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:

За литературу.

Хочется сказать за литературу. У каждого режима нашей страны было литературное обрамление. Сталинское все помнят - Багрицкого, Алексея Толстого, Горького, Пастернака, Шолохова и т.д. Эти люди должны были вести и они вели. Блеск и роскошь той эпохи, исполненной страданий, войн, подчёркивались ар-деко метрополитена, башнями, статуями и "гениальными строчками". Были свои мелкие алмазы и у, в целом, не ценившего творческую интеллигенцию Никиты, и у Леонида Ильича нашего дорогого, было своё стадо перестроечных хуйлыг у Харбачова тоже - тявкали залыгины, шатровы и поженяны всякие чирикали.
Выбор придворных псалмопевцев тут категорически не случаен, и практиковавшаяся эстетика, в общем, была отражением политической линии, прочно увязываемой с фигурой лидера.
И, начиная с некоторого часа, возникала амбивалентность, извините за выражение, то ли лидер генерирует угодную себе поэзию, то ли сложившаяся "эстетическая парадигма" выстраивает под себя жизнь общества и государства. Россия - литературоцентричная страна, и в России проза традиционно честнее поэзии, но именно поэзии было дано выступать в роли ценного обрамления, быть рамкой эпохи, и это - разновидность внутренней пропаганды. Это же скрепы в чистом виде.
Я вот к чему, я к Ельцину, (этот уникальный лидер, не читавший ничего сложнее водочных этикеток, должен изучаться, как величайший в истории биологический эксперимент), но совсем не то были его советники, судя по тому, что кое-кто из них занимается поддержкой литературы и сейчас, в ту эпоху этому уделялось-таки внимание. Я уж не говорю, как активно вкладывались в литературку березовские-ходорковские. Действительно, вкладывались.
Однако выковали-таки они эстетику, соприродную напёрсточникам, шлюхам на главной улице страны, ларькам союзпечати,переквалифицировавшимся в коммерческие киоски и торговавшим гандонами, амаретто и сигаретами Вог. Запечатлели эпоху.

Посмотрите - они ещё тут, "творцы", это квакающий в прокуренную бороду дедок Штыпель, со своей одесской супгугой, это бездарный айзенберг верхом на костюкове, это бесцветная и тоже крепко бездарная девочка-мальчик маша степанова и её глупый, как торшер, морев, это кузьмин со всем своим анальным выползком верлибрастов, это чудовищный, со свалявшейся в сосульки лицевой растительностью идиот байтов, это испитой пошляк кенжеев, это чокнутый самарцев, это паноптикум, зловещий бестиарий, жуткий террариум генно-модифицированных страшилищ.

Однажды, когда меня ещё туда пускали, я заглянул в Зверевский центр (их рассадник). Я встал в дверях как вкопанный, словно Орфей во вратах аида - на скамье, в центре, восседала Фаина Гримберг с костылями, зевая, как флоридская красноухая черепаха, слева Байтов с Литвак, справа Герцик и Сосна, все, отчего-то, с криво распахнутыми ртами и выпученными глазами, с сальными кривыми бородами, кто накренился направо, кто налево, что худой забор, и это напомнило мне знаменитое фото музея мадам Тюссо после пожара и наполнило меня трепетом.

Это была бы самая лучшая иллюстрация поэзии ельцинской эпохи.
Жаль, я не фотограф.
Право, жаль.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments