Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:

О памятниках и фашистах часть 1-я.

В Армении установили памятник Нжде. Это, если кто не знает, один из ключевых армянских деятелей 20 века, без которых Армении бы не было. Часть армянской интеллигенции относится к Нжде, как к пророку и воспринимает его, как непогрешимую персону. Турки и азербайджанцы ненавидят Нжде животной ненавистью, проклинают и осыпают смешными азиатскими оскорблениями. Это, кстати, неудивительно - если бы не Нжде, то Азербайджан с Турцией составлял бы единое целое. Но с тюрками и их ненавистью к тем, на чьи земли тюрки осели, более-менее всё понятно. И можно было бы ничего не добавлять. Однако, учитывая, что Захарова, известная танцовщица из МИДа, об этом не промолчала: "Нам непонятно, почему в Ереване поставили памятник Гарегину Нжде", стоит пролить свет на историю Нжде.

Нжде родился в Нахичевани, вернее, под Нахичеванью, ныне это территория Азербайджана, населённая азербайджанцами ровно на 100%, а тогда это был уезд Эриванской губернии Российской империи со смешанным, армяно-азербайджанским населением, приблизительно 50 на 50, а прежде, на протяжении тысячелетий, это была область исторической Армении.
Родился Нжде под фамилией Тер-Арутюнян в семье священника селения Кундзут, дед, прадед и прапрадед Нжде тоже были священниками и тоже в Кундзуте. С самого рождения Нжде мог наблюдать, как мусульманское море захлёстывало армянские поля. Удивительное головотяпство русских чиновников на Кавказе, особенно же - наместников, привело к тому, что битые на поле боя множество раз мусульманские державы, такие, как Османская империя, тем не менее, обзаводились на русском Кавказе сетью агентов и симпатизантов, открывали магометанские школы, распространяли проосманскую и исламскую пропаганду.
В конце 19-го - начале 20-го века началась исламская реакция на территориях, вошедших в Россию ещё в 18 столетии. Происходило это напрямую в связи с изменением отношения русской администрации к христианским меньшинствам России. В частности, отношение в армянам резко ухудшилось, невероятно, но в России начались гонения на армянскую церковь и началась разнузданная антиармянская кампания в монархической и центристской прессе. Шло это на фоне роста напряжённости на самом Кавказе - население росло, земель больше не становилось, конфликты за воду, пастбища и т.д., между армянами и тюрками - усиливались. Армяне, одержимые прогрессом, переселялись в крупные города Кавказа, например, в Баку и Тифлис, переселялись в Санкт-Петербург и Москву, сельская местность, откуда уходили армяне, наполнялась мусульманами - "азербайджанцы", тогда просто "татары", активно переходили пограничный Аракс и устраивались у российскоподданных соплеменников пастухами, сторожами, разнорабочими, и постепенно перетаскивали родню.
Если в Иране, откуда переселялись мусульмане, они находились под персидским влиянием, то в России - парадоксальным образом, под турецким.
Если раньше русская администрация приветствовала переселение в Россию турецких и персидских армян, то тут это переселение стали пресекать (началось это с запрета на переселение армян после войны 1877-1878 годов). Мусульмане же позволяли себе всё больше и больше - они массово поступали служить в полицию, становились мелкими чиновниками и шли в армию.
Армяне же, составлявшие в середине века единственных азиатских инородцев в русской армии, дослуживавшихся до генералов, стали уходить в бизнес и образование, и среди них стали распространяться просвещенческие идеи, тогда как тюрки-мусульмане, прежде жившие в идейном средневековье, только-только открыли для себя прелести верноподданичества и государевой службы.
В конце имперской России всеобщий паралич разума, ставший, в общем, предвестником конца созданного Петром государства, не позволял русской администрации отреагировать по существу на вызовы эпохи - та предпочитала брать у мусульман бакшиш и закрывать на всё глаза. Русские власти планировали заселить Ширван (равнинную и единственно пригодную, в рамках традиционного для русских земледелия, область Кавказа) крестьянами из России, и проводили это в жизнь, в ходе столыпинской реформы, не понимая, что мусульманское наводнение с юга этому воспрепятствует рано или поздно. И действительно, переселенцев этих перебили вскоре после революции (о чём говорить в России не принято).
Подковёрная схватка за Кавказ, который официально состоял в русской империи, ввиду слабости последней, что было понятно ключевым игрокам, шла вовсю. И если раньше Россия опиралась на Кавказе на армян, то в правление последнего императора ситуация качнулась в другую сторону.
Николай армян не жаловал. Причина этого не вполне ясна, поскольку прямых антиармянских высказываний царь не делал. Скорее всего, ему претила откровенная буржуазность армянского племени, склонность к накоплению капиталов и возвышению, и, сильно ожёгшись на евреях в Западном крае, русская власть в целом, и царь в частности, инстинктивно испугались роста армянского влияния на востоке.
Пока армяне были придавленной кастой гонимых крестьян в мусульманском Иране, и приветствовали русских, как освободителей, после чего кинулись в русскую армию служить, они устраивали тогдашнюю Россию в высшей степени, но, превратившись во владельцев заводов, газет, пароходов - устраивать перестали.
Русские власти принялись гасить всеми способами этот армянский рост, в том числе, опираясь на мусульманскую чернь. Повторилась, по сути, история с греками - как только Греция освободилась от турецкого ига, и заняла пробританские позиции, все филлэллинство российского общества, характерное для 18 столетия, испарилось. Даже в Крыму, единственной исторической греческой области, вошедшей в Россию, там, где русская администрация традиционно занимала прогреческие позиции, и в конфликтах тамошних греков с тамошними татарами (которые, как мы знаем, только называются татарами, а являются, по сути, турками, как и азербайджанцы) занимала сторону христиан, то в позднее время очень часто занимало в этих конфликтах якобы справедливую, но насколько мы знаем провинциальные русские власти, однозначно бакшишезависимую позицию. То есть, курс на однозначную поддержку христиан - был отброшен.
Тут ещё один интересный момент существует. Все эти сказки о евразийстве, об особом пути, сближающем русских, татар, турок, узбеков, казахов и т.д. - они довольно таки не новые, они чётко датируются концом 19 - началом 20 века, и знаменуются крушением другой, не менее увлекательной, и столь же бесплотной российской мифологемы - панславистской.
После того, как южнославянские племена, вытащенные из пасти османов, толкаясь, кинулись к Западу, в объятья немцев-англичан, всячески отстраняясь от русских, обиженные в лучших чувствах петербургские имперцы поглядели на восток, и нашли там потенциальных союзников, соратников и собратьев. В колпаках и с пиалами кумыса.
Классическая пропаганда тех времён осталась в исполнении Величко - был такой черносотенный публицист украинского происхождения, близкий к монархическим кругам, махровейший антисемит и мистически настроенный пиит.
Его взгляды сводились к следующему: армяне это жиды, такие же непростодушные, хитрые и бессовестные, их тяготение к России - только до поры, пока русские сильны, а потом армяне уйдут на Запад. Другое дело мусульмане, тюрки и турки - эти, мол, простодушные, законопослушные, преданные, верные, склонны к сословности, много на себя не берут, вторые русские, только что не христиане, не то, что армяне с евреями, а также болгары с греками. Не надо, де, воевать было с турками, имперец имперца всегда поймёт.
Величко невероятно популярен в современном Азербайджане, его, вытащив из забвения, там массово переиздают - особенно в связи с его нелюбовью к Армении, пожалуй даже, только из-за этого.
Однако, следует вернуться к Нжде.

(Продолжение следует)_
Subscribe

  • Ещё о провластной публицистике

    Кстати, "коммерсант" во время карабахской войны получил разнарядку, как и вся пропутинская пресса, "мочить" армян. И какая-то…

  • о провластной публицистике

    Итак, два направления отечественной провластной публицистики по вопросу союзничества России и Турции. Первое - шлюхачество и наташизм без…

  • Письмо Амирамуса Киприану Карфагенскому

    Гундяев: "Несомненно, все то, что произошло потом, в Константинополе, в Стамбуле, свидетельствовало о наказании Божьем. Патриарх Варфоломей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments