Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:
С днём Победы мне ныне некого поздравить из числа родни. Брат бабки, полковник, всю блокаду просидевший в Ленинграде, куда его призвали из Баку, умер ещё при Союзе, он даже имя своё поменял с Гедали на Ким, поскольку был коммунистом заядлым. Он всю жизнь потом смахивал крошки со стола и съедал. Хотя жили они богато по советским меркам. А был он командиром зенитной батареи. Так и остался в Ленинграде навсегда  - на Волковом кладбище.
Дед по матери, сын многодетного раввина, один из младших сыновей, перед войной отсидел год в тюрьме. Какая-то драка, с азербайджанцами, поножовщина, короче, дали год. Начиная с 41 года, с обороны Крыма, когда мой дед отказался признать контузию, от которой он потом, уже при мне, практически потерял слух, и не сел на транспорт "Армения", который потопили немецкие подводные лодки вместе с трёмя или четырьмя тысячами раненых. Впрочем, он всё-таки вырвался из осаждённого Крыма, был на Кубани и был одним из тех, кто не допустил немцев на Кавказ в районе Моздока. Войну он вспоминал если не с восторгом, то с большим удовольствием. Не было бы судимости - говорил он - был бы я генералом и героем СССР!
Верю. Дед был крут до невероятия.
"А, знаешь сколько я немцев завалил? У тебя на жопе столько волос не выросло!"
Отец отца воевал на Украине, он был даже некоторое недолгое время (в самом конце войны) водителем будущего маршала Рыбалко, монументальный памятник которому возвышается на Новодевичьем. О маршале вспоминал он с теплом, а вот войну не любил и не вспоминал никогда.
"Она стоила мне целого полздоровья". И жизни его брату, которого каратели ногайцы, шестерившие на немцев, расстреляли в Пятигорске. Немцы собрали европейских евреев, а татов им выдали эти самые выродки-кочевники. По слухам (мне ничего не рассказавыли прямо, а сейчас не у кого спросить) после войны какие-то неизвестные кавказцы навестили высланных ногайцев в Казахстане и отрезали им несколько ушей.
Второй брат бабки, Саша, попал в плен. В плену он выдавал себя за армянина, поскольку знал армянский язык (они были из Варташена). После войны его разжаловали (он был парткомом хлебзавода) до рабочего. Долгие годы потом его вызывали среди ночи на улицу, сажали в машину и везли в какие-то незнакомые части города, где выводили людей из домов и спрашивали, знает ли он их. Или подводили к машине, где сидели какие-то люди, и скорее всего, спрашивали их. Умер он от рака в шестидесятые.
Всем им менухато бе ган Эден.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments