Амирам Григоров (amiram_g) wrote,
Амирам Григоров
amiram_g

Categories:

О Городницком и его песне "Севастополь останется русским".

Для картавой дивизии надутых гноем либеральных эмиграстов Городницкий остаётся подобен красной тряпке для быка, он прослыл у них изменником, вроде Юнны Мориц и Гафта.
Этот человек, по идее-то, никакой не "борец" и не "трибун" - это пожилой еврей-жизнелюб, долгие годы делавший в одиночку? среди бесчисленных авторов термоядерно бездарных куплетов, весьма добротные песенки, с запоминающимися мотивчиками и вменяемыми, годными текстами. Несмотря на то, что пошлость была и есть геральдическим знаком всего этого портвейно-гитарного направления, т.н. "бардовской песни", Городницкий и его творчество стоят тут особняком. Сам Александр Моисеевич ведёт сытую жизнь маститого советского барда в окружении восхищённых дамочек, в общем, заслуженно известен и обласкан. Но для русского национального движения он сделал необыкновенно много, и, скорее всего, неожиданно для себя - он написал подлинную марсельезу крымского возвращения. Интересно, что все попытки известных сил заставить старика каяться за это произведение - наталкиваются на достойный отпор.
«Леонид Велехов:
Вас не смущает то, что она [песня] может оказаться эмоционально-идеологическим обоснованием известной спецоперации?

Александр Городницкий:
Не смущает, потому что у песни своя история. В 2007 году я в очередной раз приехал на фестиваль «Балаклавские каникулы»… Мой друг, главный редактор газеты «Севастополь» Андрей Соболев, меня встретил… Он… рассказал мне о притеснениях русского населения, о том, как закрывали русские школы, как закрывали русские телеканалы, московское радио и прочее, как стравливали русское население с татарами.
И, самое главное, что меня обидело, это то, что детей заставляют читать Пушкина только в украинском переводе… Я, видимо, все-таки человек имперский. Я человек старый. И мне стало за державу обидно. Я написал эту песню за пятнадцать минут, пока мы ехали… Ее переписал весь наш флот на телефоны. Русское население выходило на демонстрации с этой песней… Позвонила какая-то женщина и сказала: «Вам надо запретить писать песни. Они становятся пророческими. Не хотите ли вы отказаться от этой песни?» Я сказал: «Нет, не хочу».

Нет, ви только представьте себе, в каком подавленном настроении из-за этого пребывают все житомирские грязелечебницы Восточного Побережья? Как им кугл в горло не лезет и гефилте фиш обратно просится, Мулерман не слушается и Виторган не смотрится? И, конечно, саветское евгейство амегики не смогло смолчать и таки село писать письма.

«Уважаемый Александр Моисеевич!

Только недавно мне случилось услышать Вашу песню «Севастополь останется русским», и я был удивлён до глубины души — так неожиданно было услышать от Вас этот текст. А есть ли у Вас песня на тему: «Кенигсберг останется немецким»?

Да, в своё время Хрущёв без всяких оснований передал Крым Украине. В советское время было сделано много нелепых изменений границ. Если их сейчас пересматривать, весь бывший Союз окажется погруженным в войну. Вы готовы воевать с Украиной за обладание Севастополем? Далее, Севастополь — город русской ВОЕННОЙ славы, что не есть самая высокая слава (если не бесславие) России. Это не город русской культурной славы, как Кенигсберг — плоть от плоти германской культуры.

И мне странно, что еврей, да ещё еврей, которого я полагал диссидентом, вдруг проявляет себя русским националистом.

Толпа, которая Вас слушала, бушевала от восторга, и Вы явно наслаждались этим слиянием с публикой. Честь ли это? А как насчёт слов: «Поэт, не дорожи любовию народной»?

Буду рад, если Вы мне ответите. Обо мне Вы можете прочитать на сайте журналов г-на Берковича по адресу.

С уважением,
Элиэзер Меерович Рабинович,
Нью-Джерси, США»

То есть, пархатый райком решительно осуждает. Видимо. потому что позвонили в райком из обкома и сказали:
"Эличка, за шо ми вам тут бесплатно лечим, кормим и даже хороним? Щоб ви тут нам сидели и за там молчали? Эличка, ви тут, можно сказать, сосёте сисю Америкэ-мамэ, и тав вам тут вкусно, что ви аж причмокиваете, и ничего не думаете, а там один из ваших кажет нам дулю прямо в Бэлый штыпл, и от этого нам всем делается даже обидно. Или за семь дней пишете бодрой осуждающей прозы, как ваш папа Меир Рабинович писал Кагановичу в 37-м, или садитесь у меня на прямую диету в плане покушать!"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments