Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Пошлость, как она есть.

Большой русский певец Тальков? Чушь, кич и цыганщина.
Зашкаливающая пошлятина. Мерзость.
Всего этого причудливого и скверного гибрида ресторанного музла, блатняка с православно-почвенническими розочками из крема - хуже нет. Как это было? В зале, где, чавкая, жрёт оливье фарцовщик комсомольских корней, со своей подругой, выглядящей, как придорожная шлюха, рядом - поправляется шампусиком запойный уголовник из Электростали, дальше - разбогатевший на героине цыган, выпростав ноги из сабо и теребя цепь от унитаза на шее, грузит халдея, дальше - пара хачей, выглядящие так, словно пришли на поминки, грызут золотыми зубами шашлык, потом - три шлюхи за одним столиком с батлом, взятым в складчину, рыщут глазами по залу в поисках клиента, крутя башками, так, что налаченные чёлки трясутся.
"Давай расию, бля", "давай расию ёбтвою".
И Тальков блестя фейсом, посыпанным чем-то вроде битых ёлочных игрушек, "даёт росию"
Он весь был как памятник на своей могиле - типа раскольничий крестЪ, чудовищная псевдокириллическая вязь, а-ля "старый режим". Время было такое - всеобщая пошлость прорвалась свищом Есаул, есаул, что ж ты бросил коня, пристрелить не поднялась рука.
Ну прям, не поднялась

макаревич головного мозга

Смотрю и диву даюсь. Огромное уже количество людей вывесило гибрид крысиной мордочки и пельменя, заменяющий макаревичу лицо, сопроводив этот кошмар комментариями: "Макар не тот", "Макар скурвился" "Да как он мог" и т.д. Оказывается, они все всерьёз думали, что Макар "другой", что он "наш". Что этот фрагмент эпохи, пропащей и смердящей дешёвым портвешком, "Сахрой" и "Агдамом", кусок безвременья, когда легко было маму родную и душу обменять на любое барахло и любую дрянь, на которой напечатано, всё равно, что, но латиницей, когда караченцев, басилашвили и ахеджакова великие актёры, когда юлиан семёнов, анатолий алексин, еремей парнов и бенедикт сарнов - большие писатели и художники, когда пугачёва и леонтьев знаменитые певцы, когда померанц, мень и "философ пятигорский" - мыслители, когда "и ленин такой молодой", "спартак чемпион" и "экономика должна быть экономной", когда ложь и пошлятина проникли буквально в каждую пору и трещину, а местечковая блевотина, т.н. советская культура, полностью заместила собой культуру русскую, в общем, это отвратительное чмо обмануло все их ожидания.
Охренеть.
Эй, люди, оглянитесь на то время! Вы понимаете вообще, что это был вавилонский плен? Не во всём, но в самом важном? Что это была сплошная авода зара, это мы все поневоле продали солнце, чтобы купить лампочку. Что все эти "битлы", "скорпы", все эти бесчисленные "макары", все эти "культурные" и "духовные" прошмандовки, вроде рубинштейна, все эти рифмующие и терзающие гитары ничтожества, они мелкие демоны, заполонившие наше сознание в период нашей болезни.

Не верьте, что существует расклад, при котором этот кусок протоплазмы из слободки мог бы сказать правду или сделать что-то человеческое. Не мог бы. Он обязательно должен быть с бандеровцами, с убийцами, с мерзавцами, с врагами, должен быть там, где нечисто, потому что пошлость есть геральдический символ нечистоты.
И вы, и мы, мы все - мы были в духовном египте, когда скакали под "позади крутой поворот", когда читали какой-нибудь "трон люцифера" или наслаждались фильмами типа "убить дракона".
Я больше скажу - ныне я ощущаю себя свободнее, чем когда-либо вообще, потому как я могу говорить, что думаю, у меня есть доступ к информации и к любой точки зрения, и я знаю - у вас у всех такая же точно ситуация,
а они, они по-настоящему бесятся, все эти блядские "макары", потому как развеялась их фата-моргана, их могущество, которое они, как животные, конвертировали исключительно в кишечные ценности, в кулинарные передачи, поскольку слободка - суть их.
Убейте макаревича в себе - и убейте его своим молчанием. Просто - не упоминайте его, уничтожьте его, сделайте так, чтобы он убрался из нашей памяти - навсегда.

Немного ресторанной критики)

Я из-за детей стал ходить в рестораны. Смешно ходить в рестораны, если у тебя есть тётя, умеющая готовить. Но антураж, музыка, и т.д. - дорогого стоит. И ещё Йося капризный мальчик, и если захочет есть на улице, то тут уж покорми его, как можешь.
И пошли мы с ним мимо азербайджанского ресторана. И Йося - мама, мама (это по-Йосиному, да и по-грузински, "папа"), няма! (ну, тут переводчик не нужен). Зашли. Удивительный интерьер, дороженный, то есть - барная стойка серебристая, с серебристой же рекламой "крушовице" и "баварии", похожий на крекинг-колонну набор бюреток с разным пивом, по стенам - ниши, в которых стоят кувшины с изображением виноградных лоз (таких кувшинов нет в азербайджанской культуре вообще, это в советское время - неотъемлемый элемент грузинских кафе), и картинки с видами "старого Баку" (этими кувшинами и видами, плюс мечтательной, усатой и со сросшимися бровями физиономией бармена, попеременно ковырявшего то в носу, то в зубах, всё кавказское исчерпывалось) тяжёлые деревянные "готические" табуретки и столы, а-ля Германия или Чехия, светильники, аранжированные под керосиновые лампы, огромные мониторы, беззвучно транслирующие футбольный матч не пойми кого не пойми с кем, запах туалетного освежителя и орущая гадкая русская попса, причём такая, что ничего в горло лично мне не полезло бы, будь я один. Хотел было уйти.

Но Йося воссел на табуретку, сложил руки перед собой, и делать было нечего.
Подошла славянская официантка в обтягивающей рубашке белой и в шейном платке. Улыбнулась, во рту золотой зуб. (Я и понял. зачем её взяли, зуб, видимо и был решающим фактором). Меню.
Смесь "европейского" и "русского" с элементами кавказского. Я взял харчо, долмы, салата, пахлавы. Пришлось попробовать всего, пока кормил ребёнка. Синтетический был харчо - просто абстрактный некий суп. Без запаха даже. Но, блин, в супнице, с понтом. Ещё странная долма, внешне похожая на. Не скажу, на что. Тоже, в общем, пристойная на вкус. Подавали её на тонких продолговатых блюдах, в форме селёдочницы, заимствованных, как мне показалось, из японского обихода. Чай в стканчиках армуды, турецкие сухофрукты, пахлава. Надкусил пахлаву.

О ты, грубая дивная пахлава моего детства! Дорогая, по два с чем-то! Которую продавали, заворачивая в серую толстую бумагу, возле Йени базары, за которой стояла очередь знатоков – это те, которые понимают в пахлаве. Большие ромбы, тяжёлые, сочащиеся мёдом, высокие, жёсткие, набитые орехами – о, как я их помню. Ритуальная пища древних персов – ромб, фигура индоевропейской вселенной, с орешком – солнцем посередине, сладкий мир, поглощение которого – аналог ежегодного причастия, это чтобы был сладким весь год, э-ноурози э-кейф.
То, что принесли нам с Йосей, под именем пахлавы, это «вастоцны сладкы тардицонны сладасти азербацански» - были мягкие, маленькие, сантиметров 7 длиной, сантиметр высотой, почти квадратики. Я попробовал – вкус орехов кешью, неведомых нахрен на Кавказе. И никакого мёда. Жрать такое могут лишь вот эти золотозубые официантки из какого-нибудь небольшого городка, типа ейска, которые оказались в турецком гареме по собственному желанию. Мы с Йосей не стали (Йося понюхал и отложил, сказав «не айфо». Что в переводе с Йосиного «дрянь редкая»). Крашенные анилиновыми красителями сушёные куски ананаса, папайи, киви и т.д., Йося даже нюхать не стал. Ушли. Интересно, что официантки и бармен махали руками, улыбались и приглашали побывать ещё так фальшиво и подобострастно, что я вспомнил фильм «убить Билла», и догадался, что они недавно открылись.

А в другой раз мы пошли в грузинский ресторан. Интерьер там не то, что жуткий, дешёвый просто. Подвал, стены которого покрыты циновками и пластиковым плющом. Бедно. Никакой барной стойки. Даже кувшинов с виноградом на первый взгляд не видно – но потом я нашёл парочку. Горят обычные офисные светильники, замаскированные, под пластиковым плющом. Но – негромко поёт Лела Цурцумия, и запах. Запах! Как же там пахло! Живым перцем, солёной капустой по-гурийски, чесноком, вином, шашлычным дымом!
Посетители были проще не придумаешь – с одной стороны, за столом, заставленным пустыми пивными кружками, сидели две грустные и очень пьяные бабищи возрастом под полтинник, и пытались петь советские песни, перебивая Лелу Цурцумия, с другой - беседовала компания горцев. Говорил, правда, только один горец.
«Ара, падходит. Э, сука я говорю да. Ты кто э такой? А а он в обратку пошёл, клянусь э».
Остальные только цокали языками. Парень официант подошёл, очень нескоро, чуть ли не через полчаса, русский, лет 20. Я ему, тыча пальцем в меню, заказываю блюда – чанахи, мцвади, то да сё, всё грузинское
Парень уходит. Потом показывается в окне толстый грузин в колпаке, смотрит на нас внимательно и оценивающе. Лела Цурцумия прервалась, запел Гоги Долидзе. И очень быстро принесли первые блюда. Парень русский нёс поднос с чанахи в чугунках, а второй поднос, с чихиртмой, несла, переваливаясь на поражённых артритом ногах, старая грузинка с крашенными хной волосами. Чихиртма в глубоких мисках. Которые в Баку назывались «кисЯ». Много в каждой. И это блин пахло! В этом бедном грузинском вифлееме над чихиртмой плавал лимонного цвета настоящий жир! Чанахи был из печки.
И я взял вина. Йося, решив, что это какой-то особо ценный сок, который ему не дают, начал скандалить, я ему тоже налил – но Йося не стал пить вина. Всё-таки в три года это ещё рановато, в четыре ещё куда бы не шло. А воды Лагидзе – в самый раз.
Повар высунулся вновь, поглядел, и понесли второе – ломтики баранины, припорошенной сумахом и обсыпанные луком. Опять же, много баранины, порции немаленькие. Йося ел очень серьёзно – это жадный мальчик, и брал он с двух тарелок. Пришла потом старая официантка и сказала:
- Вкусно покушали? Понравилось?
Да, понравилось, хотел сказать я. Понравилось, и не только потому, что вкусно. Потому что вы напоминаете моих знакомых. Потому что повар ваш похож на повара из батумского санатория, который, в моём детстве, плакал, разгружая машину – вытаскивая головки сыра, бараньи ноги, зелень, помидоры в ящиках и т.д., огромный, краснолицый повар шмыгал носом, вытирая рукавом влажные глаза, а все остальные стояли вокруг тихо и почтительно.
Я тогда спросил у своего приятеля, чего, мол, Росташвили плачет?
А приятель, сделав серьёзное лицо, сказал шёпотом:
«На нервни почве! Он думает, что испортит продукти!»
Потому что вы похожи на мою бабушку, и, соответственно, на прабабку этого жадного ребёнка – он её никогда не увидит, а она всегда спрашивала меня «Вкусно покушал? Понравилось?» с теми же интонациями.
Потому что произошло чудо - и ваш пластиковый плюш из Ашана напомнил мне улицу Месхи в дождь, летом, в июне, когда пахнет розами в Тбилиси, городе, в котором я не жил - но часто бывал.
Потому что вы поставили музыку специально для нас, думая, что мы грузины, а мы, не грузины, мы – на самом деле - два ребёнка, разница между которыми только в том, что один знает - Кавказ его родина, а другой ещё нет.

коднир самарцев жжод

http://samarzev.livejournal.com/507042.html Самарцева надо лечить на водах. Спа-курорт Карловы Вары сойдёт. Глубокие клизмы с хлоргидратом, обтирания, ванны со льдом. Связывания, всовывания, электрошок, строгий господин, золотой дождь, горький шоколад.

Немного философии.

Моя тётка обожает жёлтую прессу, киркорова сына бедросова (чахотку ему в бедренную кость), новогодние шоу с Пьехою, боюсь, что даже мерзкая пенка в уголках рта Градского, копящаяся во время вокала, у моей тётки вызывает умиление.
Но Б-г с ней, она старая и действительно провинциальная, как минский маргарин. Или бобруйский йогурт. Из семьи, где маленькую медную хануккию ставил на телевизор, чтобы примирить два культа.
Ну, так вот, купила она (тётя) жюрнал "7 дней". Для тех, кто не знает, это жюрнал с программой телепередач, кроссвордом, перманентной фотографией Киркорова с раззявленным ртом и краткой историей из жизни галкина. Предназначен для быдла, ведущего растительную жизнь перед телевизором, на фоне ковра на стене, причём стена – в Орехово-Борисово северном.
Ну, таки сижу я себе на кухне, сижу. Перед тарелкой супа. И вдруг вижу этот жюрнал «7 дней», этот требник телевизоропоклонников, лежит, раскрытый, а на обложке – наташо королёво и тарзан.
И столько в их дивных лицах этакого неправдоподобно ишачьего, столько неистребимо, термоядерно совкового, столько от полотенца с лебедями, столько от резиновых «вьетнамкив», столько от самого миста Житомир, разлива, года, этак, 78-го, что у меня аж мой удвоенный аппетит и тот пропал.
И я подумал. Батюшки, подумал я. А ведь у них и вправду всё получилось. Действительно удалось. Усё уышло. Королёва так вообще. Сначала кучерявый московский москаль, блеющий песенки, и, судя по песенкам, добрый чоловик, привозит в Москву, где деньги лежат, а потом, выполнив свою роль, послан на херъ вовремя, и находится вкраинец, жеребец настоящий, из той же школы имени Кобзаря на улице Щорса, а этот тебе и черевички достанет, и чо хошь.

И я понял. Знаете, почему эсэсэр не соберётся снова? Не потому, что этому препятствует Америка. Не потому, что бывшие первые секретари, ставшие бизнесменами, спикерами и т.д. – против. Не потому, что против - либеральные интеллигенты, типа генри резника или борового, уже просто не смешите.
Потому, что распад СССР, и то, что за ним последовало, не вызвало отторжения у хутора бескрайнего, у многомиллионной слободки, с её культом блядства и цыганщины, у южного арбузного совхоза, тянущегося от Краснодара через Ростов до Тирасполя. С метастазами в Москве, Киеве, и т.д. (Отдельный метастаз в русской литературе, но это тема разговора особого). Вселенная суржика, азибажанских ковроу на стене, тортОв с лебедьми на свадьбу, крымских вин, хрустальных ваз и прочего - прахаласоуала за. И усё. Как ховорится.

Немного кулинарии

В 2011-12 годах на повестке дня было главное различие: противопоставление между “Россией айфона” и “Россией шансона”. Предполагалось, что в то время как в последней дикие, всегда нетрезвые люди бьют жен и перерезают друг другу горло из-за пары сотен рублей, в первой активно развиваются европейские ценности: сильные свободные мужчины, имеющие свой бизнес, читают “Афишу Еда”, маринуют утку по-бургундски, одновременно одним глазом последний шедевр Вуди Аллена, и тут же скармливают утку и Аллена прекрасным и эмансипированным женщинам своим.

И вот в начале 2013 года разорившийся московский ресторатор Алексей Кабанов, сооснователь “О.Г.И.”, всеобщий знакомый (у меня c Кабановым 35 общих друзей на Facebook), образцовый герой “Мы-были-на-Болотной” и телеканала “Дождь”, на котором работает его бывшая жена, предположительно убивает жену нынешнюю. И не только убивает, но и устраивает на этот счет многодневный моноспектакль для всего креативного класса. Спектакль под названием “Ирка не нашлась”. http://www.kp.ru/daily/26013/2936995/

В преддверие оглашения приговора подумаешь порой. А может, стоит дать креативным поварам будущего несколько рецептов?

Шашлык по-Черски.
Помидоры крупные 3 шт., баклажаны 3 шт., курдюк 50 г., филе Черской - 500 г, лук. соль, перец по вкусу.

Нарезать филе Черской крупными кусками, нанизать на шампуры, жарить на углях, читая вслух стихи Рубинштейна. Подавать горячим.

Суп "Белая лента".
Отвариваем рёбра Черской до готовности, добавляем чеснок, картофель, нарезанный в виде белой ленты, рис, зелень, соль, перец.

Подавать на креативных тарелках - на дне тарелок должны быть портреты Немцова, Каспарова и Быкова, и начертано высказывание: Сначала они пришли в холодильник за тобой!

Второе блюдо "Не совки" (руки Черской с базиликом)
Мясистые руки Черской томятся в на сковородке, позже добавляем каперсы, розмарин, и, собственно, базилик.

Перед подачей на стол поётся песня:
"Возьмёмся за руки друзья, возьмёмся за руки друзья, чтоб не пропасть по одиночке!"

Подражание Лотреамону

сука сука сука

братки дорогие

шёл по ул. увидел надпись говном на заборе "путин -уходи"

И подумал путин уходи путин приходи
уходи приходи
уходи приходи

Путин заходи!

ПОЖРЁМ!

Я люблю кушать шени дегенерати по соусом шени моди

сталик сука сука кавказ сила

На самой вершине арарата найдено греческое племя адыгских тюрок
остался один человек
долгожитель

высадили с ковчега из-за перегрузки

русские не здаются! рокынролл люблю! Но ролл лучше!

шёл по улице одни чурки
но тут увидел одно белое лицо
это был гей
я так обрадовался что пожал ему
что пожал? А то что посеял
69003215_105088_1761

А посеял вот что. Это говнолярия, он же говноцвет, но некоторые считают, что это поносник обыкновенный, хотя это сранник гемороидальный.

ибо сказано

mRwfLvTCNco


Агипиты фили ясас лехаим

Насяналны кухна, или дал обет покушать.

Искусство приготовления пищи в Азербайджане уходит корнями в глубь столетий. Археологами во многих местах Азербайджана обнаружены примитивные каменные орудия, изготовленные во времена каменного века. На древних человеческих стоянках найдены каменные топоры, молотки, посуда и прочая домашняя утварь, свидетельствующие о возникновении очагов скотоводства и примитивного земледелия. Эти древние предметы, которыми наши предки удовлетворяли свои материальные нужды так же, как наскальные изображения в Гобустане-своеобразная этнографическая энциклопедия народа, помогающая проникнуть в тайны времен возникновения человеческой цивилизации.

Азербайджанские национальные блюда издавна готовились в медных посудах. И сейчас во многих районах и сельских местностях Азербайджана блюда, приготовленные в медных кастрюлях, получаются более вкусными. Поэтому предметы азербайджанской национальной кухни (кастрюля, друшлаг, таз, поднос, шумовка, половник и др.) в основном изготовляются из меди.

Исходя из этих положений, с давних пор в Азербайджане обет завершается шербетом или сладостями.
http://www.azeri.ru/az/cuisine/azerbaydjanskaya_kuhnya

- Ала, нашы насяналны друшлаг знаиш?
- Может, дуршлаг?
- Нет, ала. У нас друшлаг, э. Биляд, эта насяналны. Медны. Наши пасуды самы насяналны пасуды. И таз.
- Таз?
- Таз. Медны таз. И малаток.
- Малаток зачем, а, брат?
- Кушать, да. И тапор.
- Цццц.

Был тут в Грузии и Армении

А точнее, на Пресне. Пресня. Это тут, когда-то, Пётр 1-й отдал имение рязанского епископа грузинскому царевичу, изгнанному мусульманами, тот приехал со свитой, состоящей из грузин и армян, и все они тут поселились. Образовалась слобода. тут писал Вахушти Багратиони, тут был грузинский собор (он тут и так есть, половина - занята ПТУ), две армянские церкви (одна уцелела) два кладбища (сохранилось одно).
Странно, для нас ныне пресненские улицы - это Высоцкий, Ваганьково, даже мятеж 1905 года, столь жестоко и неожиданно нанесённый в спину воюющей России удар.
А грузин и армян тут совсем немного. Но они таки есть.

Я купил ноутбук. Зашёл на армянское кладбище - там сидят выдающиеся по пошлости бронзовые воры в законе - в полный рост, с кольцами на пальцах. Но около входа, там, где замотанные в платки базарного вида армянские старухи продают чурчхели, я увидел маленькое чудо. Там стоял дядька в кепке и тихонько играл на дудуке, а над ним, вдоль карниза, сидели абсолютно белые голуби, и курлыкали, как мне показалось, в такт. Я купил чурчхелу. Бабка спросила меня что-то по армянски, потом продублировала по русски "ти армянин, азиз"?  Вспоминая, как либерасты неевреи, кичась, отвечают на вопрос о своём предполагаемом еврействе "к сожалению, нет". Я ответил "нет" безо всяких профанных сожалений. Но сказал "я люблю армян". Это правда. И пошёл. Съел чурчеху по дороге.
Иду и вижу - Хинкали. Зашёл. Там грузины. Настоящие грузины. Прямо на самой Пресне.
Подошла официантка. Я напрягся и сказал на очень-очень ломаном грузинском.
- Чанахи, лаваш, воды Лагидзе.

Разулыбались. Принесли чанахи. Я съёл. И хуй с ним с подагрой. Съел. Как сами грузины едят просфору - не как пищу съел. Съел, как лопари едят свои съедобные депеши - письмена на строганине.

Г-споди, я ел этот набор из жёсткой новозеландской баранины, турецких баклажанов и азербайджанских тепличных помидоров - не чувствуя вкуса. И вина брать не стал. Я не буду пить негрузинское вино - так я решил. Это только всё испортит.

Я ел и видел, как наяву - Парк имени Сталина, лето, ресторан, мама моя, живая и ещё молодая, которую, по причине волоокости, неизменно принимали за грузинку, и так же неизменно обижались, слыша русскую речь в ответ, тётя Медея, тогда - просто красавица, дымные цветы на горе, колокольни, запахи невероятные, и - чанахи, чанахи.

Чанахи, мясо из которого растворялось во рту. Волшебные горшочки, из которых надо есть, но которые нельзя разглядывать, потому что так можно познать чужую тайну.

Расплачиваясь, я чуть не расплакался. Из-за воспоминаний. Счёт был не тревожный. И тут я сделал "сдачи не надо", в духе Мимино. (Смешно в моём положении, но вот сделал).
И уходя, попрощался по-грузински. Они подумали, что я грузин - такой вот ностальгирующий обрусевший московский грузин. Ну и пусть. Вот ей-Б-гу, ну и пусть.

Был в Билингве

Откуда как-то был изгнан охраной с немалым позором. Но, что было, то было. Много воды утекло. Персонал поменялся, и даже стало кушать салат тут можно. Впрочем, раньше салат был мне малоинтересен.

Отличная компания - Лёша Григорьев, Сканди, Дана Курская, Чемоданов, само собой, Плахов, Саша Литвин, Михаил Микаэль, кого забыл?

Замечательный подарок от Игоря Марковича Горича - сборник, где есть и мой стишок.  Причём, открывающий главу.
Немного отдельно сев, чтобы не смущать, мы с М. Микаэлем ели фруктовый салат и пили чай обычный (без чабреца), а остальные пили поэтические напитки с поэтическими закусками. Общались мы "за литературу", прихлёбывали чаёк, я на диете, Микаэль не пьёт (это всё временно, но вот так вот именно сегодня), и, как раз, по теме раннего Багрицкого общались, как вдруг приходит Она.
Она это блондинко на каблуках, в мини-юбке, в сетчатых колхоутках, в корсете, и с таким декольте, что больше видно, чем не видно, причём, роста такого, весьма хорошего роста, и размера - тоже.
Внимание - в руках у ней - здоровенная бутылка водки, початая. Она хочет налить. Потом садится на корточки, и говорит: я вам счас налью.
Я ей вежливо отвечаю, что не могу себе позволить чтоб вам этого мне налить. Она: именно сегодня? Я: именно сегодня. Она: ну, может, не сегодня? Я: нет, сегодня! Она: почему? Я: подагра! Она: какая? Я: ужасная. Микаэль не стал из солидарности, но прочитал ей стишок.
Она немного посидела на корточках, посидела, и ушла. Вместе со своим батлом и баллонами.

Нет, ну я мог бы, конечно, выпить рюмку, но перед самым входом в Билингву я шарахнул коктейль из аллопуринола и противовоспалительного. А это возлияния исключает чуть больше, чем полностью.

Я потом подумал. У меня всего 3 года, как началась подагра. Вернее, проявилась в виде атрозоартрита, была-то она всегда, так как это наследственное заболевание. И я обычно пил себе и пил. Водку, вино, шампанское, коньяк, даже пиво. Пил Чародейку, пил Улыбку. Пил даже Агдам белый портвейн. Грузинские вина - пил. Молдавские - пил. Спирт - пил. Я ведь был студентом несколько раз и хотел тогда выпить каждый день. Но чтобы блондинка, ми пардонато, с сиськами, И КАКИМИ, подошла бы с бутылкой, И КАКОЙ, и сказала бы: а давайте, ребята, я вам налью водки, а? - такого ни разу не было.

Вей, видимо я на самом деле постарел.