Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Эль Харьков



Говорят, что в славном городе Харькове, на Пушкинской улице, (недалеко от синагоги) висит вот это.
http://crocokot.livejournal.com/

Ну и что, скажете, щирый украинец, настоящий, поздравляет горожан с праздником. Но тут выясняется, что не всё так. На фотке, оказывается, несомненно щирый человек и герой, но герой этот, увы, не украинец, а житель Колумбии, причём бывший.


Компаньерос, вива кока!
Вива Колубия э Украина!

Национал-шизофрения зарождается на Кавказе

Я не верю, а точнее, не хочу верить, что мой давний друг Хамди неизлечимо болен вирусом антисемитизма. Не считает же он, что в кизлярском роддоме позорно восседали вооруженные евреи? А гнуснейший в истории человечества захват бесланской школы запланировали, финансировали и осуществили тоже евреи? Нет, не евреи глумились над Нальчиком и его жителями 13 октября 2005 года. Не евреи взорвали людей и дома в Буйнакске, Каспийске и Махачкале. Не евреи браконьерствуют, как варвары, в Каспийском море, и не евреи превращают это уникальный водоем в грязное болото, куда стекают все отходы Дагестана. Не евреи выпускают водку «Путинку» и спаивают россиян. Не евреи организовали в Ставрополе ресторанный конкурс оголившихся девиц «Кто больше выпьет водки». Не евреи владеют пивными империями на Кавказе и в России. Не евреи уничтожают россиян наркотиками. Дедовщину в российской армии не евреи насадили. И бессчетных сирот в детских домах страны не евреи оставили.
В том, что наш край захвачен родственными кланами, тоже не евреи виноваты. В числе глав аулов, районов, городов и субъектов Северного Кавказа что-то не узрел я ни одного еврея. И по партийным спискам в Государственную Думу мы, кажется, не выдвинули ни одного еврея. А зря...
http://www.sknews.ru/2007/v462007/1915-nacional-shizofrenija-zarozhdaetsja-na.html

Тат агачи

Слушай, Данико, ты не то слово, как поправился. Ты читаешь моё журнал, я знаю.
Сколько лет прошло, а всё по-прежнему, ты пьёшь и поёшь, а мы пьём и плачем. Нормальное состояние для тата. Мы должны плакать, потому что мы когда-то давно были выведены из Изроэля Ассирийским царём за наши грехи. Так, две тысячи с чем-то лет назад, не вчера, но не так давно, чтобы перестать об этом вспоминать каждый Б-жий день.
Данико, ты уже не тот юноша, что пел мугамы звонким голосом и приходил в "Абшерон", обвешанный тёлками, как новогодняя ёлка - игрушками.
Уже и Тамара-ханум ушла в сады, где стоят вечноцветущие деревья. За день до того сказав, чего, мол, ты тут сидишь, иди, полей гранаты, они сохнут. Сейчас не могу сказать, кем мы друг другу приходимся, но вроде как 12 лет назад договорились, что наши прапрадеды с одной стороны были женаты на сёстрах, а с другой стороны наши бабки внучки одного деда.
Мы, таты, вечные изгнанники. Б-г нас рассеял, Б-г и соберёт.
Сейчас пью водку и вспоминаю, как хорошо было в нашем городе, ты делаешь то же самое. Одно плохо - В-евышний не дал мне голоса и слуха, а то и я бы пел, как ты и Спартак.
Хорошо там, где нас нет, где среди гор стоит шелковица - Татское дерево.
Джан джан э
http://ru.youtube.com/watch?v=cAN42X9cG6M 

Таты в своём репертуаре

Мне сказал один ашкеназ - Амирам, у тебя два с половиной высших образования, как ты можешь это слушать? Это ужас, ты лукавишь, этого быть не может, что такое тебе нравится. Ты что, базарный торговец или кавказский преступник?
Я ему говорю - а ты что слушаешь? Он называет какие-то английские слова. Я ему говорю, что это мне ровно ничего не говорит. Он тогда ставит музыку, и я вижу отвратительных неевреев, которые что-то орут, и от этого ора у меня голова заболела.
Я ему говорю - Давид, не может быть, чтобы тебе это нравилось, у тебя тоже вроде как есть какие-то дипломы. Это кошмар, слушай, это кошмар. Ты что, из тех отбросов, что носят кожаную одежду и длинные волосы, практикуют свальный грех и агойише знут?
Долго спорили, он меня упрекнул в мусульманстве, а я его - в крещении. Но всё закончилось моей моральной победой - рукопашным боем всё-таки я занимался, а не он))
Когда я слушаю эти наши татские песни, с наивными текстами, с попсовыми зачастую мелодиями и намёками на уголовное бытование, я до мороза по коже проникаюсь, а если выпью, то и плачу. Я думаю - отчего бы это? Видимо, воспоминания юности с этими звуками  увязаны, про ресторан Венецию, коньяк, шашлык и нумера.
Наверно, и наш Давидик в своей Москве 80-х под свой Шайтанбенд или Арайот стоунз впервые выпил портвейна из горла после хоккея и пошёл с какой нибудь Глашей в какой-нибудь подъезд. Впрочем, особых эмоций он не излучает, он чувак скрытный, москвич же прирождённый, местный, ёпте.
Итак таты блатующие поют 
http://ru.youtube.com/watch?v=CbvaUjmiBAY&feature=related 
http://ru.youtube.com/watch?v=VUhmPvmdlVo&feature=related

О книге выдающегося мудреца Рава Кахане


Сейчас многие "борцы с мракобесием", "враги средневекового мышления", "интеллигенты", "общечеловеки" и так далее при упоминании имени Рава Меира Кахане готовы истекать слюной и визжать от "справедливого" гнева. Но скажу по своему опыту, за масками этих общечеловеков прячутся те же персонажи, что неоднократно встречались на тропах истории - это погромщики-антисемиты, это выкресты, обращающие весь накопившийся гнев за своё унижение против своего собственного народа, это купчики и торгашики, нашедшие своё солнечное место и отчаянно боящиеся, что вот-вот "экстремисты" поднимут-таки еврейский вопрос, окружающие неевреи укажут на них перстом и скажут - ага, да Вы, небось, тоже из этих самых?

Когда-то я лично распропагандировал семью московских ассимилированных евреев - моего одногруппника по мединституту. Они жили в районе Автозаводской, с мамой и дедушкой, болеющим аутизмом. Это были московские инженеры. Дедушка тот не разговаривал годами, жил в своей комнате. Я тогда не слишком грамотно говорил по-русски, и видно было по мне - мейд ин кавказ.
А одногруппник мой был был мейд ин раша - ходил в майке с изображением группы "Ария", любил выпить на Девичьем поле водку из пластикового стаканчика, ходил в качалку и на футбол и практиковал мордобой на футболе, одноклассники, его дружбаны, были частью скинхеды, частью футбольные фанаты. Мы сдружились на почве медицины и любви к спиртному, если честно, я ума не мог приложить, что он еврей. Впрочем, как мне кажется, он тогда тоже.
Зато у меня были книжки! В том числе книжка Рава Кахане, переведённая на русский язык, которую мне дал московский рав N!
И вот я пришёл в гости как-то раз и сели пить коньяк. И вдруг дед выходит из своей комнаты, чего годы не было!
Он вышел, оттого, что услышал слово, догадайтесь, какое слово! "За жизнь"
Перед выпить, я взял и сказал "Лехаим!"
Дед сел за стол, и попросил рюмку - у Паши (одногруппника) челюсть отвисла.
Начался разговор (это злые языки говорят, что я никому слово вставить не даю, это не так). Я толкнул сионистскую (не побоюсь этого слова) речь.
Потом я даю книгу Рава Кахане Паше почитать. Потом тот пропадает надолго.
Через где-то год я работаю на кафедре физики в мединституте. Дело было в пятницу вечером. Спектрохроматограф - огромный металлический гроб очень медленно разогревается - несколько часов. Я его включил и жду - семь, восемь, девять. Пора приступать к работе. Только тянусь к тумблеру, как врывается незнакомый человек и тянется к проводу - раз, и вырубает, с криком:
- Ты что, Амирам, охуел, уже шаббат, ты не успеешь!
Я поворачиваюсь, и мягко говоря, с неудовольствием созерцаю ярко выраженного местечкового ашкеназского еврея с фигурой грузчика - в бороде, в пейсах, в шляпе, в тёмном костюме. Ещё стоят два еврея - также в шляпах. Я приглядываюсь - Г-ди, где я его видел - это же Паша собственной персоной. Оказывается, он ушёл учиться в ешибу и готовился переехать в Израиль.
Ещё, казывается, они, в поисках меня, зашли на кафедру математики и встретили там одного матёрого ассимилянта-профессора. И сказали ему - не желаете помолиться, у нас есть тфилин!
Тот пришёл в такой ужас, что кинулся от них за стол, и оттуда прокричал:
- Нет, нет, я не еврей, то есть я не верующий! Я не верующий! То есть я не в вашем смысле еврей!
Б-г с ними, евреями не в нашем смысле.
А Паша живёт в Израиле. У него уже куча детей и всё слава Б-гу.

колокольня, вино и трава


"Когда в Кобулети пустом уже увядают черешни"
ИВАНТЕР


 
Вот господь призовёт на свою призовую игру
Скажешь, был виноват, скажешь, вышел недружен и груб
 
И возьмёшься считать «колокольня, вино и трава»
Через ночь зазывал авлабарский базар фильтровать
 
И в твоих небесах пожелай утонуть поскорей
Через год кораблей через звон золотых якорей
 
Может выкинет фарт и сыграем с тобою на бис,
Где в седых облаках облетает тенистый Тифлис
 
И не нужно иных обещаний, не надо наград
Пусть орлиный балкон засыпает пыльцой виноград
 
Растечётся мугам, как тягучий айвовый настой
И шарманщик Дато пропоёт о могиле пустой

О шаббате, проведённом в милиции.

Пил водку с Артисом (с теплом его). Потом пил водку с Зеленцовым. Потом пил джин-тоник у метро - с кем не помню, но мерзкий вкус джин-тоника помню. Потом менты проверили мои документы и спросили, не грузин ли я?
В ответ я произнёс речь, вельми уязвляющую национальную гордость великороссов. Результат - всю ночь я имел чудесную компанию в виде матерящихся деклассированных элементов, лупивших по решёткам, оравших песни и требовавших адвоката. Сам тряс решётку, размахивал пальцами, сложенными в козу, пел "Хавва Нагилу" и заковыристо матерился.
Утром меня выпустили - поледним. Когда я, шатаясь, вышел на белый свет, на непередаваемо тоскливую улицу, к остановке с видом на ворота Калитниковского кладбища, с колокольней, торчащей над пятиэтажками, с толстой тёткой, собиравшей бутылки, и купил пачку "примы", потому что в кармане завалялась только сущая мелочь, я понял - что-то в этой жизни не так. Короче говоря, она могла бы проходить и получше.

Еврейская топонимика

Автор - М Беленький.
Жаль, что я ушёл из лита, а то бы дал эту работу какому - нибудь славянофилу Есину.

Москва. Хазары, обитавшие на землях будущего московского княжества, были иудаистами, и, естественно, владели ивритом. Они облагали покоренных славян постоянным налогом, на иврите - мас кева.
Ростов – рош тов – хорошая голова.
Одесса. Слово «Одесса» по-русски не значит ничего. Тогда как ивритское – адаса – растение семейства вересковых, которое в изобилии покрывало степи юга Украины. Герцог (Гершель) Ришелье, ведущий свое происхождение от еврейской фамилии РАШАЛ – раби Шломо Леви (отсюда и фамилия Рошаль) - назвал город по растению, которое ему в изобилии там встречалось.
Попокатепетль
Отряд завоевателя Мексики Франсиско Писарро медленно продвигался в горах, заросших кустарником. Внезапно кони остановились в зарослях дикой малины.
Как ни пришпоривали лошадей, они были увлечены малиной и не двигались с места. Писарро, который был мараном (крещеным евреем), воскликнул на иврите:
- по пкак петель - здесь малиновая пробка.
Иркутск - ир на иврите – город. Город раньше назывался Кутск. Т. е. Ир Кутск – город Кутск. Приставку ир принесли ссыльные из Польши, среди которых было немало евреев.
Кашира ивр - кашер, кашерная пища. Во времена хазар здесь находилась ставка главного инспектора кашрута.
Майкоп майн коп – идиш – моя голова. Здесь жил известный рав Авром. А рав, как известно – всему голова.
Саратов сар тов. Сар – шейх, племенной вождь, у хазар – удельный князь, на современном иврите - министр. Сар тов - хороший князь.
Орел ор эль. Свет Бога. Здесь находилась главная синагога Хазарии.
Муром. мером - с высот. Муромские высоты.
Кострома. кос трума – стакан для пожертвований. Хазары обходили дворы со специальным стаканом. Когда стакан наполнялся, это означало, что дань выплачена (см. Л.Н. Гумилев Древняя Русь и Великая степь)
Киров кирув – близость. Киров располагался неподалеку от столицы Хазарии – города Итиль на нижней Волге.
Ишим - ишим – люди.
Курган кур – котел, ган – сад. В садах хазары ставили котлы для варки варенья из собранных плодов.
Амур сказано, договорено. По Амуру, по договоренности, проходила хазарско-китайская граница.
Каховка - ках хов – возьми долг. Сюда, на земли древлян, наведывались хазары за сбором долга по дани.
Гомель гамаль – верблюд. Хазарские купцы добирались сюда, на земли полян, на верблюдах. Климат тогда был теплей нынешнего. На гербе г. Донецка изображена пальма.
Нижний Тагил. Агиль - серьга. Урал – центр металлообработки.
Вятка. Ватик - человек со стажем, старожил. Это означает, что в здешних местах жили коренные жители, а не пришельцы.
Дон, Дунай, Днепр, Донец. В основе всех этих гидронимов лежит корень - Дан. Хазары вели свое происхождение от Дана - одного из 12 колен Израиля.
Покров - по каров - здесь, недалеко.
Алма-Ата. Пришедшие сюда русские спрашивали у местных жителей, ведущих свое происхождение от хазар – как называется ваш город? Местные, не поняв вопроса, переспрашивали: - аль ма ата? - О чем ты?
Пришельцы думали, что получили ответ на свой вопрос.
Симбирск "сим бира" - "налей пива". Как известно, этот город поставлял пиво во всю Хазарию. Сегодня в Симбирске находится крупный пивзавод.

последний поребрик

Не ряди в темноту, где бесстыдно застыл новодел,
Мне о том, что играть в города на земле стало не с кем
Только этот другой, только этот один – на воде.
Начинается ночь и плывёт в стороне Староневский.

Незнакомый фонарщик, я мрака тебе не отдам
И в небесных шарах приглушилось свечение газа
С каждым годом чернее река, солонее вода
Косяки вороватых теней разбежались по хазам.

Не кручинься о том, что дела не идут, а ползут
У гудящей от тока Руси - материнская плата
Не любовь и не смерть, а горючий, как водка, мазут
Подожди, подожди, я стою на углу у Марата

Где неслышен, незрим древоточец гранитных пород.
Императорский плащ оторочкой тумана подбило.
Вот на марсовом кратере греется вечный народ
И в питейных домах предлагается пита под пиво

И тоскливо хоть пей, хоть окрестную явь матери…
Пастушок африканец проходит дорогу по зебре.
Петербург, мой петроглиф, кончается наш материк
И щебечет волна, налетев на последний поребрик.

Отцу

Как много слов утрачено когда то.
Шепчу – "остынь,
Открой строку, не позабудь адаты,
Не стань простым,

Когда не светят шарики глициний
Под вечер нам,
Когда на стёклах залипает иней
И соль – черна".

В ничьём году, очнувшись, запоёт о
Своём азан
И холодны, как тени самолётов
Твои глаза.

Опять снега о прошлом не солгали
Виски белы
Ты ждёшь грозу на воровской валгалле
Под плач пилы,

А в яркой склянке литра полтора, и
Увы, не чай.
И я тебя совсем не повторяю.
Прощай, прощай.