Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Нашёл талантливы тотынька

Илизавета Ханым Касаива, талантливы бакински паитес, хоцет замуш и цтобы ей зделали таки штуп. Аттаво пишет истихы.

Я встретила тебя.
И страстные твои очи
С ума свели меня.
Ты мне понравился очень.
Откуда взялся, любимый,
Ведь ты мой идеал..
Моим воображением хранимый.
Твой образ преследовал,
И сердце жарким пламенем зажглось.
Ни места, ни покоя не найду.
О, хотя бы все улеглось –
Я только этого и жду.
http://www.stihi.ru/2012/03/25/1098

Йей пакзалась мала, цто ана пишыт лубовный истихы, и ана напсала фласафски истихы. Таккак луди йей штуп не делайут, она за этим абаратилась пирямо к высшы инстансья:

Б-гу

Я целовала Вас, мой повелитель.
Шептала вне себя нежные слова.
О, мой учитель, мой хранитель,
Я вас любила
Нежно, жарко, пылко, страстно,
А мне Вы говорили: «Ты прекрасна».
О, мой учитель, мой хранитель,
Я Вас любила.
В Вас верила, мучилась, страдала
И много жизненного испытала.
Я клялась, как Джульетта
В верности Вам
А вы мне обещали за это:
«Счастья дам
Раба божья Елизавета!»                       
http://www.stihi.ru/2011/10/27/638


Г-споди, забери этих последних бакинских евреев из этого зверинца, пока они там окончательно не озверели и не охуели!

Леволиберальная мразота

Просмотрел репортажи из кант-ЛЕВОдротных тусовок. Рожи у всех, так и просят булыжника. Я даже научился их отличать и выделять из масс: зачуханые, безумные беретки и арафатки, каждый второй на зачморённого педка смахивает, шлюхи, лесбухи, растоманы-наркоши и прочие во всех смыслах пидарасы от культуры и образования.
Евреи, помогите своей стране, выходите на улицы и пиздошьте эту левую мразоту! Забросайте их говном и прочими пахучими тухляками. Полейте их чернилами и клеем. Обволяйте их в пуху, пообрывайте им пейсы и кудри, затролльте сук!

http://rosener-tagerin.livejournal.com/100263.html

Рожи просят булыжника? Да нет, просят канализационного люка! Как знакомы эти беретки и арафатки, эти девочки, похожие на мальчиков, эти мальчики, что девочки, эти тощие или жирные, эти пронаркоманенные до костного мозга биоотбросы с чегеварой и бобом марли, готовые в высшей степени к свальному греху.
Мы видели эту распутную шваль на "оккупай абай". Тут они, совокупляясь в спальниках, желали пропасть своей стране - России. Там, они же, оплакивая исламского людоеда из хамаса, очередного аль-гавнани, желают пропасть своей стране - Израилю.
Откуда берётся эта формация? Как их делают? На чём вскармливаются эти тощие бритые девушки, эти очкарики в пёстрых рубашках, эта улыбчивая плесень, эти жизнерадостные слизевики?

Брежнев

Не знаю, не знаю. Я, правда, помню, что он мне не нравился. Он много и нудно болтал. Плюс ко всему, мне запрещали что-либо спрашивать или смеяться, когда Брежнев говорил с телевизора. Кто запрещал? Секта телевизоропоклонников в лице деда и бабушки.
Когда Брежнева показывали, они подходили к телевизору (вернее, бабка подходила, дед сидел), делали звук громче, и замолкали, благоговейно вслушиваясь в щелчки и бульканье, из которых было сложно извлечь русскую речь, а если уж она извлекалась, то был это не великий и могучий, а некий чудовищный канцелярит, из которого, в свою очередь, требовалось извлечь смысл. Смысла было немного, дед и бабка, для которых русский был неродным, серьёзно напрягались, они даже потели, морщились, стремясь понять, о чём твердит Леонид Ильич.
Для деда и бабки, как я сейчас подозреваю, смысла была два - Цены и Война.
Первые они хотели видеть сниженными, вторую не хотели вовсе. Ах, как я их понимаю.
Мне же достаточно было спросить что-нибудь невинное, например "а почему он так странно говорит?", чтобы почтенная супружеская пара немедленно начинала орать что-то вроде "сяс мя сохх" (это "заткнись").

Потом он приезжал в Баку. Я так плохо помню детство, но вот очень хорошо - его приезд, и всё, что его предваряло.
Город, за месяц до этого тотально отпустив с работы, оставив, видимо, только работников "Скорой помощи" и пожарных, да, полагаю, и то не всех, а нас, мальчиков - сняв с школьных занятий, построив в колонны, ежедневно гоняли на репетиции той торжественной встречи. Бульвар был расчерчен белой краской на квадраты, и толпы должны были, двигаясь, занимать эти квадраты строго определённым образом, в соответствии с местом работы или учёбы.
Утром рано, когда было довольно прохладно в Баку - дул утренний бриз, мы, во чреве колоссального человеческого потока, стояли у входа на бульвар. Нас было много - все школы, были и взрослые, я даже видел знакомых - соседа Шварцмана с плакатиком "овощная база №2", одного русского дядьку с улицы Щорса, инженера, стояли мусора-азербайджанцы в форме, какие-то золотозубые мусульманские начальники, с повязками на рукавах, все были на взводе, и, не стесняясь детей, матерились, как сапожники.
Толпа стояла долго-долго, часов с 5 утра, пока не начиналось медленное движение, которое вскоре сменялось рысью - все принимались бежать, подгоняемые мусорами и "товарищами", и, на самом бульваре, начиналась вакханалия - все пробегали мимо своих квадратов, заступали на чужие, начиналась свалка, крик, проклятья и мусорской свист.
Я раза три-четыре участвовал в этом дивном действе, и уже было мы приноровились к своему месту, как однажды к нам подошёл какой-то русский начальник, и, спросив номер школы и класс, снял меня и Андрея М с занятий и перебросил на другой ответственный участок.

В клуб имени Дзержинского, так он назывался. Когда-то был в Баку польский костёл. Роскошный, в стиле "пламенеющая готика", выстроенный для ссыльных поляков. В 30-е его полностью перестроили - сняли шпиль и пинакли, расширили, так появился клуб, названный в честь Феликса, видимо, чтобы полякам не было так обидно.
В этом обширном сооружении была трибуна, зрительный зал, и ещё - маленькие округлые балкончики по стенам, слева и справа, похожие на ласточкины гнёзда. Ограждены они были пузатыми сталинскими балясинами "а-ля древний Рим" из растресканного древнего гипса, и пыли там было на два пальца.
Мне и Андрею, как "рослым мальчикам, можно сказать, гренадёрам" дали ответственное задание - выносить на балкон флаги. Мы, с флагами, должны были преодолеть винтовую лестницу, и, в определённый момент, выйти на балкон и свесить флаги в зрительный зал. С каждого балкона таким образом, нужно было выставить по три флага, один - Пионерии, другой - Советского Азербайджана, а третий - Б-г знает чего.
Дали нам флаги - просто полотнища из материала, того, из которого делали пионерские галстуки, на пластиковой трубе. И с этого дня мы каждое утро штурмовали балконы этого польского рейхстага, выдрессировавшись до того, что руководивший нами Николай Николаевич, синеносый преподаватель физкультуры одной из школ в центре города, нажимая секундомер, говоривал:
- Ну что, крассавы, ё!
Так наступил день генеральной репетиции.
В зале полным-полно народа. Весь республиканский актив, в президиуме восседает сам Велики Атец Всех Азербацанцев Гейдар Алиевич Алиев (тогда ещё - всего лишь первый секретарь партии), все председатели горкома, райкома и обкома, глава Комсомола - тощий усач с лицом продавца баранины, какие-то люди в мундирах – в общем, весь цвет нации.
Тут выясняется, в какой именно момент мы выносим флаги на балкон. Это ответственнейший момент, поскольку именно тогда, в зал, под барабанную дробь, войдут пионеры, протрубят, и один из них повяжет Брежневу пионерский галстук.
- Это генеральная репетиция! Это генеральная репетиция! - твердил Николай Николаевич, хряпнувший для храбрости.
И тут выдали нам флаги. Настоящие. Это было форменное откровение.
На полированном древке, толщиной сравнимом с кеглей, необыкновенно длинном, увенчанном бронзовым наконечником, висело килограмм 40 покусанного молью и обстроченного золотой бахромой, наподобие занавеса, бархата, расшитого лениными, колосьями, штыками, барабанами, всеми 26 комиссарами в момент расстрела, крейсерами и нетленными "йашассын бизим ленин йолу".
Когда я взял свой флаг, я понял, что не донесу. Он был абсолютно неподъёмен. Но отказаться было невозможно.

Шатаясь и дрожа от напряжения, я взошёл на лестницу, был я первым, и тут я догадался, как можно нести – упёр конец древка в живот, перехватив его повыше. Было больно, но так было легче нести проклятый флаг.

- А, я его маму ебал! – сказал я Андрею, пыхтевшему за спиной.

- Не говори так, это же наш флаг! – ответил Андрей, мама которого была завучем и членом партии. За ним шёл ещё один долговязый парень из 28 школы, тот постанывал при каждом шаге, а замыкал процессию Николай Николаевич, твердивший, как заведённый «не опускать, выше, выше».

Но выше держать было уже невозможно, и когда я, обливаясь потом, взошёл, наконец, на балкон, руки ослабели настолько, что флаг опустился и стал волочиться по ступенькам. В конце концов, я наступил на него и упал. Флаг со страшной силой обрушился на балюстраду балкона, так, что куски гипса полетели вниз. Андрей, ничего не видя, кроме флага, который он нёс, споткнулся об меня и тоже упал, сверху рухнул рослый представитель 28-й школы, и увенчал кучу малу, с истошным криком «да что ж ты, ёб твою мать!»,  Николай Николаевич, бывший под градусом и оттого не успевший притормозить.

А в это время, в зале, да что там, в зале, в Президиуме, пионеры, отбивая чечётку, уже вплотную подошли к трибуне, и человеку, выполнявшему роль Брежнева, повязывали галстук. Уважаймы Гейдар, будущий Велики Атец Алиев слышит грохот, а потом смотрит наверх и видит – с балкона поднялась туча пыли, полетели куски гипса и раздался мат, причём, вместо знамён. Гейдар принял решение.

- Это что такой, э, слуши? Таварищ Музаффаров, это что такой, э? Немедленно убрать этих далбаёбав, слуши!

И нас снова перебросили. На новый участок. Прямо около эстакады. Через три дня приехал Брежнев.

К берегу подогнали плавучую бурильную установку Шельф-2, такой металлический плот с вышкой. Бульвар был весь затоплен народом. Играла музыка. Советские песни мешались с мугамом, на площадках клоунничали импровизированные танцоры в национальных костюмах, развевалось великое множество флагов (у меня с той поры, наверное, аллергия на этот атрибут государственности). Нам же выдали несколько фетишей – кому огромный хлопок из полиэтилена, кому сноп бутафорских колосьев, а мне досталась нефтяная вышка на палке – такая вот метровая чёрная вышка с чёрной же изогнутой каплей, бьющей из вершины. Было полшестого утра, дул бриз и было жутко холодно – мы, к тому же, были в белых рубашках с коротким рукавом и пилотках а-ля каудильо Франко, с кисточкой.

Андрей получил хлопок, и истово им размахивал. Посмотрев на то, что досталось мне, он завопил:

- Хуй негра! Хуй негра!

В этот момент, откуда не возьмись, материализовалась его мамаша-зауч и, не говоря ни слова, дала ему богатырскую затрещину.

Мы стояли часа четыре. На полчаса воцарилась тишина. Сходить по нужде было нельзя, и какой-то азербайджанский мальчик описался, за что был с позором выведен из первого ряда. Волнение нарастало – это было видно по мусорам в праздничной форме, которые нервно переминались с ноги на ногу.

Наконец, повеяло каким-то ветерком, по рядам пошёл шёпот, и тут, из всех динамиков, заорал Магомаев: «мыыы стрыаана багатыырей!». Показалась машина, в окружении мотоциклистов. Это был Он.

Я почувствовал, как волна восторга захватывает всего меня. Весь ряд истошно заорал, да вообще, весь бульвар. Блестели золотые зубы, гремели литавры, около парашютной  вышки, очнувшись, застучал в барабан оркестр пожарных в касках, а автомобиль Брежнева притормозил около меня, буквально в пяти шагах, (нет, нет, подумал я тут, неужели ОН СЕЙЧАС ВЫЙДЕТ ИЗ МАШИНЫ?).

Он вышел. Медленно, с помощью мужчин, которые резво выскочили загодя. Повернул голову, и я увидел, что у него доброе лицо в пигментных пятнах. Брежнев был в очках от солнца. Он был стар, и шёл с трудом. Его повели на Шельф-2, стоящий за нашей спиной. Я так орал, что потом у меня болело горло.

По дороге к дому все мусорные баки были забиты бумажными цветами и теми самыми бутафорскими хлопками. На Торговой улице жарили шашлыки и продавали лимонад в бумажных стаканчиках. Поперёк улицы был растянут двуязычный транспарант «широко шагает азербайджан». На помосте возле дома «беш мяртябя» какие-то толстые бабы в восточном наряде изображали танец одалисок.

Подходя к дому, я встретил Шварцмана, нашего соседа.

- Леопольд Моисеевич, я Брежнева видел!

- Знаешь, а вот я видел Сталина, – грустно сказал Шварцман, - так вот, разница колоссальная.

Больше я ничего не помню из этого дня. Помню только сон – один сон, который снился мне потом несколько раз.

Как будто добряк Брежнев, в пионерском галстуке,  стоя возле кровати, поправляет мне одеяло, и, когда хочу поднять голову, жестом просит меня молчать, прижимая к своим губам пухлый палец в коричневых старческих пятнах.

Пост в Фейсе Димы Гуревича

227573_10152118730345401_1897930061_n
Le Haim to all my friends !

Так странно - как будто губка по школьной доске прошла - не помню ни школьных лет, ни соседей - последний период бакинской жизни здорово стёрся из памяти. И Диму я почти забыл - помню лишь его двор. Я провожал одну девочку в тот двор. И смутно-смутно помню его - он был молодым тогда совсем. (А уж я каким! Даже был весьма мускулист и строен я. И, главное, кто сейчас в это поверит?) 
А вот пригляделся, именно к этой фотографии, и вспомнил хорошенько. Может, оттого, что жест характерный, очень наш, очень бакинский жест. И Дима молодой по-прежнему.
Лехаим, Дима, будь здоров, мой хороший! Счастья тебе, американец)

марговский становится одним из крупных фриков интеренета

Странно, что бостонский шизофреник так поздно познал славу. Столько лет он успешно бредил, источал зловоние, графоманил, визжал и истерил, и только сейчас на него обратили внимание. Но, человеку нельзя не отдать должного. Он шёл к цели! Конечно, грех, ибо марговский, безусловно, болен. Но как-то болен он омерзительно, сочувствия к себе, прямо скажем, особого не вызывая. Может, только старый добряк Ситницкий, испытывая к Гришеньке тяготение, я о приязни, не подумайте, грешным делом, захаживает с добрыми словами, хотя нет бы посоветовать, мол, Хрихорий, в 21 веке живём, фармакология продвинулась на новые рубежи, сейчас и это лечат, ну если не до конца, то до ремиссии точно доводят. Ан нет.

Тут нашего бобгуйского гения-разнорабочего, впавшего в очередное обострение, стало модно цитировать. Этак он скоро в учебники попадёт. Я о учебниках, понятное дело, психиатрии.
http://putnik1.livejournal.com/1888511.html

1-й МГМУ, давайдосвиданья!

Всё! Я не вернусь туда больше! Всё! Я в другом месте теперь тружусь. Мелкие несчастья окончились!

Заведующий кафедрой физики !-го МГМУ, бывшего ММА, старый дурак Валерий Фёдорович, стукач со стажем, антисемитское говно, автор перла, подслушанного мной "Да, как низко пала академическая наука, в частности, биофизика, если читают теперь азибажанские евреи" - ПОЦЕЛУЙ МЕНЯ В ЖЁППУ ТРОЕКРАТНО!

И будь здоров!!!

(Как-то раз старый чмошник, подслушивающий у дверей, как я читаю студентам, сделал мне выговор - Штё эта ви гаварите? Титанические помехи! Кто же так говорит? Титанические! Это вам что? Литература? Это неакадемично! Надо говорить крупные помехи!
Я, как дурак последний, подарил уёбищу книгу стихов свою, и он меня шпынял этой литературой постоянно. В ответ я просто открыл книгу и показал это слово у Гелл-Манна, кажется, на что мне было сказано, что я не Гелл-Манн, и мне этого слова говорить нельзя. Ещё, оказывается, я смел присесть на кафедру! "Ви! Пасмели! Перед студентами! Сесть задницей на кафедру!
Пошёл и я тем же путём. Пришёл, и тихонько сел среди студентов, когда старый хрыч читал, причём иностранным студентам. Мало того, что он константу Чандрасекара назвал константой Рамбиндраната, ему, видимо, одна лебеда. Мало того, что он вместо "сохранение вектора магнитного потока" сказал "сохранение вектора намагниченности" - хуйню полную, так он ещё запустил перст в нос, поковырял там, углубив до конца первой фаланги, сделав паузу, а затем перст извлёк, и, внимательно разглядывая, долго протирал несвежим носовым платком, размерами с простыню)

Студент иешивы погиб в российской армии

В  воскресенье, 29 июля, на еврейском кладбище в Малаховке похоронили 19-летнего Дмитрия (Давида)Некрасова, солдата-срочника российской армии, погибшего в четверг на полигоне под Воронежем в результате несчастного случая. Дима оказался в армии из-за проблем с документами, в результате которых он не смог вернуться на учебу в Израиль.
«Утром в пятницу мы приехали в часть узнать, что с Димой. Нам ничего не сказали, отправили в прокуратуру. Оттуда - в следственный комитет. И только там подтвердили, что Дима погиб
», - рассказал Jewish.ru старший брат Дмитрия Сергей Некрасов. Отчим и брат сами искали в чужом городе транспорт, чтобы отвезти тело домой. Лишь после обращения родителей к военным те нашли КАМАЗ, в котором Диму и привезли домой, в подмосковное Голицыно, где сейчас живет семья Некрасовых. Хоронить погибшего солдата военные предоставили родителям — за собственный счет.

"Минобороны никак в этом не поучаствовало. Они просто привезли тело, которое было в ужасном состоянии — после взрыва и после двух дней пути в открытом КАМАЗе, прямо домой, к матери...»

Дима (Давид) Некрасов учился сначала в Иванове, где жили его родители, затем в московской еврейской школе «Месивта», потом в другой еврейской школе — №1871 («школа Куравского»). Затем он уехал в Израиль и отучился там год в государственной религиозной школе недалеко от Хайфы.Вернувшись домой на каникулы, он обнаружил, что ему пришла повестка из военкомата. При этом он не мог вернуться в Израиль для продолжения учебы,поскольку школа обнаружила какие-то проблемы в его документах, подтверждающих еврейство. Что именно это были за проблемы, пока неизвестно. В еврейских школах в Москве учились не только Дмитрий, но и его старший брат Сергей, а также двоюродный брат.

http://www.jewish.ru/theme/cis/2012/07/news994309887.php

Ссылка от Димы Гуревича.

Рейдерский захват Московского Горного Университета

Оригинал взят у friend в Рейдерский захват Московского Горного Университета
14 мая, в последнюю неделю работы Фурсенко, вышел приказ Минобрнауки №398, подписанный и.о. министра образования Фурсенко о присоединении Московского государственного горного университета (МГГУ) к НИТУ МИСиС в качестве структурного подразделения.

Справочно:
МГГУ – базовый ВУЗ для горной отрасли, один из старейших ВУЗов Москвы (1918 год). За период своего существования университет подготовил свыше 50 тысяч специалистов. В МГГУ работает около 1500 человек и учится 7000 студентов.
МГГУ возглавляет Учебно-методическое объединение вузов России в области горного дела, определяя все идеологические и методологические вопросы его успешного развития. Три поколения Федеральных государственных образовательных стандартов по горным специальностям в России разработаны учеными МГГУ.
При активном участии Московского горного были основаны такие вузы, как Карагандинский, Кемеровский, Пермский и Тульский горные университеты. Сегодня МГГУ является координатором проекта по созданию Российско-Вьетнамского технологического университета.
Долгое времени после войны он носил имя И. В. Сталина. В годы ВОВ в его стенах формировалось народное ополчение Ленинского района города Москвы. В нем есть память тех времен, которую нужно сберечь.


События развивались следующим образом:
18 января 2012 письмом №МК-36/15 за подписью заместителя министра образования М.А. Камболова, без должного на то основания, была на неопределенное время отменена процедура выборов ректора МГГУ на альтернативный основе, и коллектив вуза был лишен своего законного права выбора, данного Федеральным законом № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании».
После того как срок полномочий ректора истек, министерство назначило на эту должность Юрия Дмитрака. Коллектив учебного заведения ожидал продолжения процедуры выборов, но в середине мая вышел приказ о реорганизации МГГУ.
Collapse )

Вот где настоящий фашизм


Куча интересного, найденная у Вадимба тут: http://vadimb.livejournal.com/1689076.html

На Катерину Копыткову, учащуюся школы N 16, г. Щёлково 8 г класса, было совершенно нападение на территории школы, учащимся этой же школы, старшеклассником Ниджатом Джалиловым, приезжим из Азербайджана, недавно ставшим гражданином РФ. По словам Катерины, никакого вмешательства или защиты со стороны учителей не было, напротив к ребёнку отношение было резко негативное.

На улице перед входом в школу я встретился с Катериной, через какое-то время к ней на моих глазах подошли две женщины, приезжие из Азербайджана, грубо начавших оскорблять её, я попросил их не разговаривать с ребёнком в таком тоне и спросил, кем они являются Ниджату Джалилову, одна из них заявила, что она его тётя.
На улице у меня состоятся разговор с директором школы, преподающим ОБЖ и охранником, которых я спросил, как они допустили, что на территории школы был избит ребёнок, на что мне ответили, что им это всё равно. Вскоре около 18-30 на территорию школы прибыло трое мужчин, одного из которых, как мне потом стало известно, звали Рамиль Джалилов. Там он и ещё двое бывших с ним мужчин напали на меня и повалили на землю, нанося удары по голове. Имея при себе травматический пистолет, я совершил 4 выстрела в землю перед собой.
Рамиль Джалилов рассмеялся и заявил, что он является сотрудником полиции. 
К отделению полиции прибыло около 10 азербайджанцев, которые переговаривались между собой и свободно ходили по отделению. Один из оперативных работников на моих глазах проследовал в машину к азербайджанцам, где долгое время общался с ними.

С удаленной страницы азербайджанца по кличке ниджат джалилов (это он бил школьницу Катерину Копыткову):

KAVKAZ-STATUS
2012
25июн 2011 в 17:07
Кредо кавказца:любая девушка будет у твоих ног-главное с первого удара попасть ей в челюсть
14 июл 2011
Ниджат Джалилов
Минздрав России предупреждает разборки с Азербайджанцами опасно для вашего здоровья.


Вот еще сведения об этом старшекласснике, недавно ставшим азеро-россиянцем:

http://vk.com/id117007426
Ниджат Джалилов д.р. 03.01.96. азербайджанец, ПМЖ г. Щёлково. Машина мерс СС фиолетовый хетчбек, тюнинговый. Мерс 320е az10nu044 черный.


Интересно, как апшеронские скоты мусорские подставляют народы Северного Кавказа: "убил дагестанец", "изнасиловал абхаз". Мрази, это же всё ваша блядская сельджукская натура!
Вышибить их нахуй в их "итрану Агней", "солнецный Бакы" и "гастипиримный талирантны апшерон" в 24 часа.

Если власть хочет избежать львиной доли обвинений в продажности и потаканию этой мрази, она должна подмосковную общину чушек показательно свернуть в бараний рог.