Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Памятка абитуриенту Литературного института имени Горького

Ну что, айда в Литинститут.

К российской пьяни, самой той же,

Там, вроде, барышень ебут

Но есть любители и тоньше.

Богема это ладно, пусть,

Она из детских вышла батлов.

Залив свою печаль и грусть

Ты возвращаешься обратно

Но даже с прошлым не борец,

Когда ты пьяный и неловкий

Ты знай - там есть один творец

Стишков, похожих на жировки,

Полубезумный шовинист

Заляпанный брехнёй, как жижей,

Болтун, повёрнутый на низ,

«Десантник», сроду не служивший.

Вернулся б Сталин - он стучать

Помчался бы во все лопатки.

Ведь не хватает сургуча

Когда в ширинке неполадки.

Он да, речист. Поверь, потом

Становится от басен тошно

Был большевик – теперь готов

Подлибераленный святоша,

Осатаневший от икон

Садовник графоманских плевел.

Короткорукий армехон,

Предавший собственное племя.

Литинститут зажёг огни

Ну что? Бухай, ходи налево

Но только задницу храни

Не стань «кавказской королевой»

«Кавказская королева», "королева Кавказа" - пассивный гомосексуалист, которого сажали в камеры к ворам грузинского и армянского происхождения.

Валерия Олюнина об информационном поле:

Валерия Олюнина:

Никто не спорит: в российском информационном поле Армения, (да и другие наши союзники, Сербия, например) сиротливо жались, пытались пробиться, где на нас шла массированная алиевская пропаганда.
Знающий Арцах 25 лет директор Института стран СНГ, руководитель Лазаревского клуба Константин Затулин, военный эксперт Владимир Евсеев, политолог Станислав Тарасов, дипломат, знающий все перипетии мирного урегулирования Владимир Казимиров, режиссер документальных лент об Арцахе Светлана Кульчицкая, в 1990-е годы вместе с бойцами попавшая в окружение, Модест Колеров, формирующий адекватную информационную повестку, автор книги «Нагорный Карабах. Становление государственности и переговорный процесс» Андрей Арешев, исламовед и политолог, специалист по современным проблемам Кавказа, Крыма и Поволжья Яна Амелина, поэт, блогер Амирам Григоров, который 30 лет занимается мониторингом состояния армянских храмов на территории Азербайджана, профессор Южного федерального Университета Максим Васьков, журналисты, этнографы, путешественники Сергей Новиков, Дмитрий Егоров, который знает Арцах по каждому камню и храму, Елена Шуваева-Петросян. Было бы неплохо вам познакомиться с такой личностью, журналистом, поэтом, редактором портала «Наша среда» Виктором Коноплевым, который начал ездить в Арцах в те времена, когда вы еще учились в школе или сидели в хипстерских кафе Москвы".

Я добавлю. Лера, дорогая, всё не так просто. Мои глаза видят нечто иное - но, как человек честный, я скрывать не могу. Мы прекрасно знаем, что Россия не та страна, где лоббисты чувствуют себя вольготно. Это не Америка со своими плюсами и минусами. Много ли мы видели лоббистов Украины, за исключением либералов, которые сделались посмешищем? Много ли было в своё время лоббистов Грузии? Отчего же лоббисты Азербайджана лезли из каждого утюга? Почему русские провластные быдлоблоги получили задание ругать армян и Армению?
Лера, это была отмашка сверху. Мы ничего бы поделать не смогли - ни ты, ни Амелина, ни Тарасов, ни Пегов - никто из нас. Плетью обуха не перешибёшь.

Стихи

Ты смотришь на фото - отец в полосатой пижаме,
Два дерева в кадре и небо разбито стрижами,
И дом деревенский, забор – потемневшей щепою,
И краем виднеется наше цветущее поле.

Я точно не знаю, в каком это снято столетье,
Когда через волны пшеницы продёрнулся ветер,
Как будто змея над землёй растянулись рекою,
И вдоль придорожной межи расплескался цикорий.

Когда впереди замаячит последний экзамен,
Ты станешь моими руками, моими глазами,
Потом унаследуешь старые фотоальбомы
А я заберу без остатка лишь то, что запомнил -

Кузнечиков, хором трещащих в сухом травостое,
Дремотные ивы, за ними – пространство пустое,
Где только над прудом, округлым, зелёным, как блюдце,
Большие стрекозы подобием ангелов вьются

Холмы, словно щёки отца, в серебристой щетине,
И белая церковь на склоне, от клевера синем,
И над облаками - тревожные оклики уток
И поле, что все позабыли, а я не могу так.

Про А.А. Ситницкого

Александр Абрамович Ситницкий, поэт-переводчик, периодически менял идентификацию.
Вот, случилась катастрофа польского самолёта с Качиньским
С утра приходит Ситницкий в чат и пишет:
- Каты! Мало вам Катыни? Руки прочь от моей Польши!
Я ему этак мягко:
- Александр Абрамович, как же так, отчего Польша - Ваша?
- Ситницкие - польский род! Шляхта! Знать надо!- ответил мне надменно поэт-переводчик.
- Простите, пан Ситницкий, но Вы разве поляк?
- Да, и Польша - наша гордая родина, там наши корни!
Несколько человек, знавших Алекса, немедленно накидали ему сердечек, а я - стикер с польскими цветами.
Но потом случился Цхинвали, и А.А. Ситницкий пришёл ко мне с требованием освободить от кремлёвского ига его родную Грузию.
- Алекс, - сказал тут я, - А Вам не кажется, что Вы слишком глубоко копаете Ваших корней?
- Откуда Вам знать, половичок лубянский! - отпарировал новоявленный грузин.
Но ещё позже стрясся майдан, и Алекс повесил ленту соответствующих цветов, и заявил
- Отпусти народ мой! Украина, чувствую твою боль!
- Александр Абрамович, - не выдержал тут я, - А Вы, пардон, разве не еврей?
- Я не еврей! Не еврей! Вам понятно, жидок бакинский?
Ну и, конечно, фонтан сердечек - я же всего его обсыпал флажками - украинским, радужным, американским и канадским.

Впрочем, от Алекса я недалеко ушёл - политическим сербом я был, политическим осетином был, политическим русским был, теперь я политический армянин))

В продолжение темы

Между тем, совковая дряхлая свинота Проханов, неоднократно замеченная в Баку на фуршетах в недавние времена, также оболгала армян.
Поздравляю армян от всей души - практически не осталось в России патентованной сволочи, которая бы не принялась лизать жопомойный кувшин Алиева. Впрочем, что уж в России - в мире.

Французские писатели обратились к Макрону с просьбой признать Арцах. На самом деле, эти карикатуры ебучие увели Францию от по-настоящему болезненного для зеленожопых направления - признания Арцаха - карикатуры только усиливают позиции исламонцистов, и отвлекают европейцев.
Уж не знаю, что ещё нужно Парижу, чтобы признать, наконец, Арцах.

Стихи Бориса Вольфсона

Ругал, было дело, поэта Бориса Вольфсона - это наш российский либерал.
Но, ситуация сейчас не столь элементарная. Я уже говорил, что часть либералов проявила человеческие черты, в то время, как некоторые российские т.н. "патриоты" принялись разбрызгивать типично гитлеровский навоз, вплоть до братания с жопомойной нечистью.
В общем, Ваш покорный слуга, не становясь, конечно, либералом, тем не менее, признаёт, что само по себе примыкание к какому-либо политическому лагерю не позволяет говорить о человеке что-либо определяющее.
Иными словами, сейчас Вольфсон - мой единомышленник.
Вообще нынешнее противостояние в Карабахе весьма много изменило в моём мировоззрении. Но об этом позже.
Сейчас стихи.

Борис Вольфсон

ОКОП
***
В окопе холодно и сыро,
и наползает ночь, скользя.
И тут уж точно не до жира,
а быть бы живу, но нельзя.

Окоп – последняя квартира
и неразгаданный секрет.
И тут уж точно не до жира –
хотя бы пачку сигарет.

Но ждёт, нахохлившись, ворона,
и смотрит полоз из травы.
Окоп – укрытие от дрона,
но ненадёжное, увы.

Опять война на карте мира,
кровавый путь – за пядью пядь.
И тут уж точно не до жира –
рубеж, и надо отстоять!

***
Турецкий офицер не носит феску,
он в каске, как положено в бою.
Любимая, пришли мне эсэмэску,
а лучше фотографию твою.

На линии огня курган-могильник,
но он не сможет помешать огню.
Турецкий офицер глядит в мобильник,
и, знаешь, я стрелять повременю.

***
Как сотню лет назад, Каховка и Гренада,
так нынче Карабах и старый друг Минас.
У них надёжный план и техника – что надо.
У нас – седой откос, пока ещё – у нас.

Трава в пыли, пейзаж зеленоват и матов.
Бессмысленно гадать, как Гамлет, быть – не быть.
У нас седой откос и пара автоматов,
но чтобы взять откос, им надо нас убить.

За эти дни успел я позабыть о мире.
Там, где упал снаряд, плывёт лиловый дым.
Нас мало, враг сильней, но мы с тобой решили,
что не умрём и что откос не отдадим.

***
У ангелов от слёз промокли крылья.
На бруствере несъеденный паёк.
По дну окопа вперемешку с пылью
кровавый протекает ручеёк.

Преодолев безумную эпоху,
мы жить могли б по сердцу и уму.
Зачем опять всё это нужно Богу,
я, атеист, ей-богу, не пойму.

Решили же, что воевать не будем,
что хватит строить храмы на крови.
Зачем опять всё это нужно людям?
Мне мало оправданья − C'est la vie.

В эфире перетряхивая кости,
евреям объясняет дама треф:
− Вы сами виноваты в Холокосте,
а геноцид армян и вовсе блеф.

Стервятники слетаются за данью −
чем поживиться, хватит им вполне.
Что ангелы? Их нежное рыданье
не воскресит убитых на войне.

Открытое письмо армянской писательнице Наринэ Абгарян.

Наринэ Юрьевна!
Я не скрою, что отношусь к Вам плохо. Настолько плохо, насколько это вообще возможно по отношению к лично незнакомому человеку. Когда-то я читал Вас в Живом Журнале, Вы читали меня, и даже комментировали, это было давно.
Меня Вы наверняка помните.
Вы знаете, что я считаю себя другом армянского народа, хорошо знаю армян и армянскую культуру и историю, я победитель поэтического конкурса "Армянские мотивы". У меня нет зависти к Вашей литературной славе - хотя бы оттого, что я поэт, а Вы стихов не пишете.
Сейчас сложилось ужасное положение в Нагорном Карабахе, там разрушенные дома, изгнанные армянские жителя Гадрута и деревень, армянская армия отступает, не выдерживая натиска многократно превосходящих сил исторических врагов. При невмешательстве России армянская армия уступает не только числом, но буквально по всем видам вооружений. Армения находится в полной политической изоляции. Люди, которые потеряли дома в 90-е, отстроились, обзавелись имуществом - снова всё потеряли.

Я обвиняю Вас во всём этом. Вы - соучастница преступления против будущего Армении.

Сейчас Вы жертвуете гонорары от своих книжулек армянскому народу, и даёте перепосты сводок с фронта, и думаете, что этим Вы исправите хоть что-то. Нет, того, что Вы натворили, не исправить. Вы утверждаете, что Ваши корни в Карабахе - так вот, турецкие убийцы, судя по официальным армянским сводкам, дошли до Аветараноца, это в шаге от Степанакерта, достаточно на карту поглядеть. Это Вы потрудились. Это Вы, своим авторитетом "главной армянской писательницы", своим популярным блогом, поддерживали ереванские бунты. Вы - раскачивали лодку армянского государства, сидя в комфортной Москве. Вы поддержали убийц и выродков из банды "сасна црер", которых надо было без жалости покарать на месте. Вы - поддержали ереванские уличные гуляния, в результате которых к власти пришёл Никол Пашинян
Когда потерявшие рассудок ереванские плясуны выползли на улицы города, посмели развернуть антироссийские лозунги и выкатить коляски с детьми, они ведь верещали с "с нами Великая писательница Наринэ Абгарян" "Абгарян поддерживает революцию!" И т.д.
Я неоднократно это говорил, и повторю снова - никакая Вы не великая. Ваша писанина из уютного бложика, исполненная фальшивого колорита, просто пришлась ко двору либеральной каморре, заправляющей русской литературой - эта каморра раздула несчастную "Манюню", не в последнюю очередь из-за национальности одной и главных героинь - и это хитрые закордонные либералы наводнили Ваш блог восторженными комментариями, сердечками и безешками, и Вы поняли, кому надо служить, чьим речам надо поддакивать, и какую пропаганду вести - чтобы поток конфеток не иссякал.
Из Вас вылепили этакий национальный голос, "армянскую совесть", сделали это отнюдь не друзья Армении, а Вы использовали этот авторитет во вред своему народу.
И когда ереванский плебс, потерявший инстинкт самосохранения, вышел скакать с самоубийственными лозунгами на площадь - тут, в Москве, не будучи ни армянином, ни христианином, не зная ни слова по-армянски, я сказал - будет война.
Это сказали в один голос все, кто знает ситуацию - Валерия Олюнина, например.
Но Вы упивались происходящим, писали идиотские тексты в духе "я рыдаю", "я плачу" (от умиления к безмозглым столичным баранам, выкатившим те самые коляски) словно Вы не человек, а слёзный гейзер.
Если бы Вы были настоящим писателем, а не ряженой, подлинным выразителем народной души, и не креатурой либерального жулья, Вы бы поняли, почувствовали страшную опасность, нависшую над Арцахом, над Арменией, как это поняли мы, друзья Армении, тут, в Москве.
А тогда, помнится, Ваши благодетели проявляли к Вам максимальный интерес - под постами о "бархатной революции" отметились лайками ключевые российские оппозиционеры. Это у них всё стало модно. Даже сушёная мартышка Рубинштейн у себя в фейсбуке глубокомысленно написал тогда: "Армения!!" Я же тогда пришёл взывать в Ваш раскрученный фейсбук, уж не знаю к чему, к Вашему здравому смыслу, к совести, к интеллекту - но напрасно. Ваши придворные кошёлки принялись на меня гавкать, и Вы меня лишили возможности комментировать

Теперь, когда идёт война на истребление, когда горят города и сёла Арцаха, где же рубинштейны в Вашем блоге со словами поддержки? Куда они все испарились? Я там вижу только армян, плюющихся турок, которых Вы, изображая рекомендованную обкомом толерантность, не блокируете, и обманюненных русских тёток возрастом за полтинник, которые за всё хорошее и против всего плохого, и кроют войну, потому что за мир. Где же либералы, которым вы верой и правдой служили? Отлучились дроны Алиеву продавать?

Это мерзавец Пашинян, полоумный болтун, которого не в последнюю очередь Вашими усилиями привели к власти, сломал паритет на Кавказе, Он упорно разрушал все факторы, препятствовавшие началу войны, он устроил нелепые гонения на генералов войны, на Кочаряна, пользующегося авторитетом в Москве, на Хачатурова, секретаря ОДКБ, он, как буйно помешанный, вёл дело к войне, притом, что каждая собака знала - армянская армия и меньше, и вооружена хуже, он делал всё, чтобы главная сила, которая стояла за Арменией - Россия - проявила холодность, чтобы русский обыватель отвернулся от Армении, чтобы Армения стала слабым звеном, жертвой, кавказской Сирией, в которую вцепятся все падальщики мира - от российских проституток, типа шевченко и коротченко, до израильских торговцев смертью, и от исламских убийц с Ближнего Востока до украинских нацистов.

Сейчас я хочу спросить - где Ваш сын? Он призывного возраста. Он в Карабахе? Я спрашиваю, где он?
Или мамина радость в Москве, вкушает прелести студенческой жизни?
Чего же стоят все Ваши речи, и тогда, и сейчас.
Ненавижу Вас, лживая Вы гадина. На Вас - кровь.
Будьте же прокляты.

О Межирове, пьяном наезде и не только.

Неизвестная мне прежде Юлия Пятецкая, живущая в Киеве, написала изумительно точный текст. Даю фрагмент и снабжу комментарием.

"У поэта Александра Межирова был любимый оборот «низы элиты». Олег Хлебников, который с Межировым был близко знаком и посещал его лекции на высших курсах Литинститута, вспоминал в проникновенной главе книги «Заметки на биополях. Книга о замечательных людях и выпавшем пространстве», что суда низов элиты Александр Петрович опасался всю жизнь, и не зря. Именно эти низы устроили Межирову травлю после того как он сбил актера Юрия Гребенщикова, шагнувшего под колеса межировских «Жигулей» в январе 1988-го. Дескать, «поэты предчувствуют свою судьбу».

О том, что Межиров был крепко выпимши и неоднократно садился за руль пьяным, Хлебников в книжке с красивым названием не упоминает. О том, что поэт-фронтовик, лауреат Государственной премии, педагог не просто сбежал с места происшествия, не оказав помощи сбитому им человеку, а оттащил Гребенщикова в сугроб, присыпав снежком, тоже. О том, как Межиров скрывался от милиции три дня, за которые успел сдать свою «шестерку» в автосервис и выписать себе медицинскую справку о шоковом состоянии, пока Гребенщиков лежал в коме в больнице, не вспоминает. И о штабе по спасению от правосудия поэта-фронтовика во главе с поэтом Евтушенко, тоже. Прежде чем сесть за руль, Межиров хорошо принял на грудь после вечера, посвященного 50-летию Высоцкого. На этом же вечере выступал и Юрий Гребенщиков, который по завершению отправился домой пешком, а Межиров продолжил праздновать в теплой компании. Пока Гребенщиков шел, Межиров праздновал, затем сел и поехал. В тот роковой вечер они виделись дважды. И поэт, конечно, узнал артиста. Оттащил и присыпал.

«Артиллерия бьет по своим» - наверное, самые известные стихи Александра Межирова. «Когда же окончательно уйду, останется одно стихотворенье». Я их регулярно обнаруживаю в ленте по разным поводам, не только в день рождения поэта и день его памяти. О Юрии Гребенщикове почему-то в ленте не вспоминают ни в какие дни. Ну, он был не настолько популярен. Любимый артист Анатолия Васильева, актер советского кино. Я его помню по фильму «Грачи» киностудии Довженко, где сюжет тоже завинчен вокруг чертовых «Жигулей». Жизнь шире литературы, но и скучней стократ.

О том, что Гребенщиков был сбит, а не просто так упал, стало известно, потому что у этого кошмара оказалась случайная свидетельница. Она не только вызвала «скорую», но и записала номер машины. Через три дня Межиров все-таки объявился, сперва все отрицал, потом припомнил, предъявил справку, штаб по спасению накатал коллективное письмо про трагическую случайность и заслуги выдающегося поэта-фронтовика. Письмо докатилось чуть ли не до Горбачева. Дело все равно завели, расследование продолжали, но ввиду заслуг с Межирова даже не взяли подписку о невыезде. Гребенщиков скончался через четыре месяца в больнице, не приходя в сознание, а Межиров уехал в Штаты, где прожил до 85 лет. На вопрос в одном интервью, почему он уехал, отвечал, что спасался от еврейских погромов. Ну да, «низы элит».

А теперь несколько слов, уже моих, не о Ефремове, он надоел, а о Межирове. Как раз когда случилось это последнее убийство на дороге, я Межирова вспомнил.
Межиров был поэтом очень слабым, исчезающе малым, но все свои ништячки он набрал, паразитируя на войне, вернее, на своём в ней участии. Таких было много. Поженян, к примеру.
Я называю это "синдромом окуджавы".
Сколько отпетых, жалких графоманов сделало себе литературное имя, пописывая военные вирши! Это же было беспроигрышно - это обязательно нравилось Брежневу, который приспособил военную память под пропаганду своего совхозно-казарменного "хуманизьма", почти полностью выбросив Сталина и Россию. Это обязательно нравилось самим фронтовикам, которым, как мы понимаем, практически всегда было не до качества текстов.
Да, совковые легендарные приспособленцы, подлецы, стукачи и лжецы тоже воевали. Это было неизбежно, поскольку брали всех. И выдающиеся выродки попадались не только среди просто воевавших, даже среди героев Советского Союза оказалась и такая сказочная мразь, что, по нашим представлениям, была только на противоположной стороне фронта - убийцы, нацисты, насильники. Впрочем, мы тогда этого не знали.

Графомания, конечно, формально - не преступление.
Убийство - преступление.
Кстати, межировско-дегеновская лирика это не просто циничные нескладушки. Там всегда есть второе дно. Это ведь не "алексей алёшенька сынок". Там обязательно "артиллерия бьёт по своим", там сапоги снимают "с товарища", и это никакая не "горькая окопная правда", это брежневоугодный снежок говна, брошенный в сталинское время. Это как раз, не антисоветчина даже, Б-г с ней, с антисоветчиной, это чистая русофобия. Притом, не лобовая, а тонкая, "как они умеют", такая русофобия, что простоватые ветераны, взяв на грудь пару стопок 9 мая, да и просто, советские обыватели, принимали её за что-то искреннее, настоящее, за что-то своё - вот ведь парадокс.
История с убийством актёра на дороге, за которую, конечно, не ответил "проливавший кровь на фронте" партийный графоман-негодяй - она просто ярко высветила саму суть этого явления, и показала качество этих людей - качество сорта дрэк.
И похваливший Басаева "булат шалвович" не сделал ведь ровно ничего для себя нового. Просто осмелился озвучить, квакнул на весь мир, уже ничего не опасаясь, он ведь "кумиг поколения", он, видите ли, три недели воевал, "кровь проливал"! Гитлер плох ведь только холокостом, а так - стоят ли сожалений сталинские рабы, сдирающие друг с друга сапоги и бомбящие самих себя? А Басаев как раз убивал русских, холокоста не устраивал - парочку, может, евреев укокошил, которые под руку попали. Так это не в счёт, это как прохожий перед машиной, за рулём которой - пьяная сановная скотина.
Такое мнение, уверен, характерно для них для всех. Для всех этих завсегдатаев совковых бильярдных, комиссионок, ресторанов и творческих союзов.
Но про окуджаву я ещё пару слов скажу, больно уж зло берёт. Не все знают, что главный "ггузин" СССР своего грузинского отца вряд ли хорошо помнил. Его воспитывали армянская мать и армянская бабушка - сестра поэта Ваана Терьяна - это именно она, что была из старой тифлисской интеллигенции, научила его музыке, и привила склонность к писательству. "Ггузином" он стал ровно потому, почему и Булатом - так было выгоднее. И усердно штамповал свои "тинатин поёт" и "виноггаднуууую косточку", потому что на это всегда был спрос - у русских же есть железобетонный стереотип, что грузин это свой, только лучше, ярче, этакий щедрый и простодушный православный джигит, который тоже квасит, но красиво, и красиво ухаживает за ларисой ивановной - а армянин это куда более мутный персонаж, иудейский по духу торгаш и делец.
Конечно, про армян шалвович ни строчки не написал.
Но могло что-то колыхнуться в его гнусной совковой душонке, когда Басаев, захватив больницу в Будёновске, застрелил находящую под наркозом армянскую женщину-роженицу, чтобы врачи не отвлекались, и исправно кричали в окна "свободу Чечне"?
Не, Басаеву памятник надо ставить! - сказал "большой багд".
А вы говорите, русские. Да на русских им вообще, даже не знаю, что.

Но знаете, что больше всего напрягает? Вот, наступает День Победы, и моя хорошая лента, патриотичная, ватная, обязательно засрёт сеть всё тем же совково-местечковым мародёрским навозом.
"Агтиллегия бьёт по своим"
"Ты не ганен ты пгосто убит"
"Когда пгидёт пгиказ"

Ну когда же вы мозгами-то раскинете?

Немного о фейсбуке.

Достаточно было весь блядюшник забанить - бабинова, курскую, горновских старушенций, самого горнова, давыдова и т.д., чтобы при просмотре ленты не испытывать дискомфорта, который каждый человек, воспитанный в русской культуре, должен по определению ощущать при виде того, как бездарности насилуют родную речь.

Я потерял пароли от клона, которым читал Херсонского, Фаншеля, Ситни и т.д.) Да и не в этом дело - остаточно прощатися, как Порошенко с Россией, я не планирую, и вступать в перебранку с дородной культутрегершей, даже если она меня и костерит, мне в голову не придёт. Просто это всё. Да, свинохвостый подлец из Лита - ложный военный, ложный христианин и ложный поэт - безусловно, сделал одну важную вещь, пожалуй, это стоит расценивать, как подарок. Он расставил все точки над и. Благодаря ему отлетел, как шелуха, абсолютно ненужный человеческий материал, налипший на вашего покорного слугу в связи с писанием им виршей. Конечно, во многом это следствие моей бакинской непосредственности - ты приходишь к графоманам, как к людям, и общаешься с ними, и тебе в голову не приходит, что думают они - а ведь они чёрт знает что думают. Лет 6 или 7 ты с ними дружишь или тебе кажется, что дружишь - с немытым неделю Давыдовым, с Чемодановым, у которого глаза гноятся, как у околевающего слона, с Горновым, которые не может двух слов связать из-за пренательной гипоксии, или из-за раннего алкогольного повреждения коры - чёрт не разберёт, а потом бац - выясняется, что это всё не так. И зачем тебе была нужна эта компания алкашей, циррозников, похотливых старушек, толстяков, словоохотливых вязких старикашек и больных пляской святого Витта?

Стоит наверное сказать, что без вины виноватых или не бывает, или бывает ну совсем уж редко. Я сейчас всё о своём. Можно, конечно, сколько угодно крыть скверную биологическую основу отечественных рифмовальщиков, называть их скопищем инвалидов и т.д., но из песни слов не выкинешь, я сам виноват в том, что недавно имело место быть.
Поясню. Когда я поступил в Литинститут, кое-какие дамские персонажи принялись хлопотать вокруг руководителя семинара, чисто по-куриному, "мастер", "мастер" - сначала я глядел на это с усмешкой, как на местный причудливый ритуал, а потом - невероятное дело, но втянулся и я. Мастером был упомянутый уже не раз в этом блоге пресловутый свинохвостый макак. Понятно, что всё его мастерство сводилось к бесконечному вранью, самолюбованию и произнесению трюизмов, но не об этом речь. Однажды "мастер" прислал послание в личку. Взволнованное и проникновенное. "Амирам! Если Вы цените нашу с Вами дружбу..." - начиналось оно. Заключало в себе требование расфрендить одну литературную дамочку, которую я однажды видел мельком. Я это сделал, ни слова ни говоря. Спустя время, последовало ещё одно такое же послание. Я выполнил. Потом - требование, не просьба, а именно требование - осудить одну литературную даму, при этом свинохвостый макак с большим талантом разжёг во мне огонь несимпатии, я-то человек пылкий и без того, нужно было просто дровишек подкинуть. Сломался я на Коробковой. Я её просто знал. И из друзей не вычеркнул. Потом было письмо с требованием убрать из друзей Артиса, и тут я, понятно, никак не отреагировал. И бац - однажды читаю ленту, а Арутюнова в ней нет. Потом как-то поговорили, и он снова меня зафрендил. Осчастливил. Конечно, в конце концов с негодяем мы рассорились.
И вот проходит время - изрядное время, и люди, которых я считал друзьями, причём, не год, не два - больше - вдруг хором меня блокируют, по очередному воплю от Арутюнова, нашего, ветерана и героя всех войн конца 20 столетия. Не, мне все макакины духовные наложники и наложницы, все эти марьяшины, орловы, абсолютно по барабану, что они и есть, что их нет, разницы ровно никакой.
Но тут - ну неужели ради каких-то там публикаций? Что интересно, мне-то всегда было по барабану, в отличие от многих - гребёт ли Дана Курская деньги лопатой, обдирая бедных жаждущих славы графоманов, как липку, или кровь сдаёт, чтобы их облагодетельствовать. Сколько она весит, кто из-за неё удавился, был ли у неё 3 года назад инфаркт, есть ли у неё сейчас амнезия и т.д. Я и эти игры в фейсбук считал дурью и чем-то несолидным. И тут таки вспомнил - да я же был одним из самых первых, на ком свинохвостый макак из Лита опробовал свою методику. Впрочем, это не меняет самого главного. Никогда больше никогда не повторю таких ошибок. Сейчас забаню всех лизателей даниного филе, кого вспомню. Никаких более контактов с этим нечеловечески противным рифмующим фаршем.

Да, звонить мне, "молодой талантливый поэт Григорий Горнов" можно было лишь с одной целью "Амирам, я сделал хуйню, сам не знаю зачем". "Разбаньте меня, я хочу высказаться" - это невозможная просьба. К тем, кто режет на даниных вечерах колбасу, никаких претензий - подневольных конь не топчет.